Отставить!

Один из старейших аудиторов Счетной палаты — Владимир Пансков — подал заявление об отставке. Это стало следствием коррупционного скандала, в котором замешан бывший член Совета Федерации от Калмыкии Левон Чахмахчян. Напомню, что через посредников руководителям компании «Трансаэро» было предложено заплатить деньги за то, чтобы информация о «Трансаэро» была вычеркнута из материалов Счетной палаты. 2 июня этого года при передаче взятки в $300 000 были задержаны эти самые посредники. А концы вели именно к подчиненным Владимира Панскова.

Почему же он не подал в отставку, например, 3 июня? Аудитор не чувствовал за собой моральной вины за случившееся и даже проигнорировал рекомендацию председателя СП Сергея Степашина уйти. Вместо этого Владимир Пансков ушел в отпуск и обещал вернуться. В Счетной палате между тем думали, как защитить честь мундира. Скорее всего главный контролер провел консультации в Совете Федерации, который утверждал Владимира Панскова аудитором, и заручился поддержкой в вопросе о его досрочном отзыве. Информация об этом в итоге дошла до аудитора, и он предпочел подать в отставку самостоятельно, громко при этом заявляя, что не причастен ни к каким коррупционным делам.

Многие российские чиновники заслужили отставку уж точно не меньше, чем Владимир Пансков. Ведь нет никаких доказательств его участия в злоупотреблениях, а то, что он был самым профессиональным аудитором в Счетной палате, подтверждают даже его недруги. Да и биография 61-летнего финансиста свидетельствует о высокой квалификации. В 1994-1996 годах Владимир Пансков провел 21 месяц в кресле министра финансов России — результат, который смог превзойти только нынешний министр Алексей Кудрин. И Сергей Степашин после отставки аудитора подчеркнул, что Владимир Пансков «многое сделал для развития отечественной системы государственного финансового контроля и аудита». Но ему пришлось уйти.

Теперь другой вопрос — кто же уйдет в отставку после бардака, который воцарился летом на алкогольном рынке. Теряет легальный бизнес, теряет бюджет, разборчивые потребители лишены выбора, а преступники зарабатывают деньги — вот результат внедрения системы ЕГАИС и новых акцизных марок.

В случае с реформой на рынке алкоголя у каждого ведомства были свои задачи, но реально сработал принцип «хочешь провалить дело — назначь двух ответственных» с той лишь разницей, что ответственных было гораздо больше. В таком деле, как алкогольная реформа, «глобальным координатором» процесса должен был стать лично премьер-министр с полной ответственностью за результат.

Июльский конфуз на рынке алкоголя был прогнозируем еще в апреле-мае, и участники рынка ждали, что срок внедрения новаций все-таки передвинут. При нынешней политической конфигурации это ведь вопрос лишь одного звонка Михаила Фрадкова спикеру Думы Борису Грызлову. Но премьер не контролировал процесс. И тому есть причины.

Первая — Михаил Фрадков не может эффективно управлять своими подчиненными хотя бы в силу того, что назначил их фактически президент — через голову премьера. Вторая — Михаил Фрадков старательно избегает собственной ответственности. По 90-м годам, например, известно такое свойство нынешнего премьера, как нежелание подписывать какие бы то ни было бумаги. В итоге — полный провал. Чиновники не только не проанализировали ситуацию заранее, но и по ее возникновении вели себя крайне невразумительно.

Только 21 июля (!) Михаил Фрадков дал поручение министрам «незамедлительно принять меры по исправлению сложившейся ситуации на алкогольном рынке страны и доложить о причинах ее возникновения с предложениями об ответственности должностных лиц», вторым же пунктом премьер снова снял с себя заботы, написав «А.Д. Жукову. Прошу лично проконтролировать».

Премьер уже возложил вину на Алексея Кудрина. Но предположу, что министру финансов отставка не грозит, хотя его вина в кризисе, безусловно, есть. А вот президент наконец, возможно, поймет, что сама конфигурация госуправления ущербна — с любыми исполнителями на месте министров. Невозможно добиться результатов, когда никто ни за что не отвечает, а все по-настоящему подчиняются только президенту. И это уже управленческая ошибка самого Владимира Путина. У президента должно хватить ума, чтобы поскорее избавиться от института «слабого премьера». А сделать это можно только назначив председателем правительства первого вице-премьера Дмитрия Медведева, которого министры не будут элементарно «посылать».

Бурчать не модно, но продолжу. В прошлый четверг произошли сразу три техногенные катастрофы. Сначала упала и не смогла доставить на орбиту значительное количество спутников ракета-носитель «Сатана» (кстати, что за креатив у чиновников от космоса?). Потом сразу после взлета (повезло) в Хабаровске упал самолет-амфибия Бе-103, а в Пермском крае — истребитель МиГ-29УБ.

До этого в июле потерпел катастрофу в Иркутске пассажирский самолет авиакомпании «Сибирь» (S7) и произошло еще с десяток авиааварий, закончившихся сравнительно удачно: экстренной посадкой или падением с небольшой высоты. У меня есть большое подозрение, что русский «авось» — на юридическом языке «халатность» — виноват и тут. Но слышали ли вы о каких-то отставках?

Четвертый пример — полемика между губернатором Нижегородской области Валерием Шанцевым и главой МЭРТ Германом Грефом на заседании правительства 27 июля. Валерий Шанцев сказал, что министр обещал деньги на строительство цирка, но не дает. Герман Греф сказал, что и не даст. Кто прав? Если министр обещал, то почему не выполняет? Если министр не обещал, то почему губернатор утверждает это на заседании правительства? Деталей истории нижегородского цирка я не знаю, но кто-то из чиновников точно не прав. Могу, правда, предсказать, что никаких организационных выводов после позорного препирательства о клоунах на различных уровнях власти не последует.

Журнал «Финанс.» № 29 (166) 31 июля — 6 августа 2006 — Частная дума
ОЛЕГ АНИСИМОВ, главный редактор