Вы любите старые вещи?

ВЛАДИМИР ПЛОТНИКОВ, зампред комитета по аграрным вопросам Госдумы:

— У меня их почти нет, поэтому и любить их я не могу. Кроме бабушкиной иконы, мне никаких старых вещей от предков не досталось. Наверное, хорошо иметь дома старинные антикварные вещи, но я не знаток в этом, поэтому покупать что-либо побаиваюсь.

СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВ, председатель комитета по финансовым рынкам и денежному обращению Совета Федерации:

— Только как предметы интерьера. У меня на даче стоит старинный латунный самовар, который мне подарили. Он очень красивый, блестящий, и из-за этого я боюсь им пользоваться. Мне кажется, что он закоптится и исчезнет его грациозность, а начистить потом его так же я уже не смогу. Пока это единственный раритет у меня дома. Подобные вещи, может быть, и красивые, но ходить по антикварным магазинам и что-то покупать у меня нет времени. Хотя, если вдруг увижу забавную вещицу, обязательно приобрету.

АНЗОРИ АКСЕНТЬЕВ, президент и совладелец компании «ХХI век»:

— Люблю только те вещи, которые связаны с моими родителями. От них мне достались столовая мебель и обручальное кольцо мамы. Их я никогда не выброшу и не заложу, они дороги как память. А покупать антиквариат как вложение средств я никогда не буду — чужие вещи пропитаны чужим духом и энергетикой. Поэтому к ним надо относиться очень осторожно. И для меня лучше их не иметь.

МАРИНА КОРОТАЕВА, гендиректор и владелец ювелирного салона «Петр Привалов»:

— У меня вся квартира в старых вещах. Есть все — мебель, ковры, пожалуй, нет только старых паровых утюгов. Какие-то вещи достались от родителей, но большинство я покупала. Мебель я люблю определенного периода и стиля — с 1900 по 1930 год. В этот время мастера были потрясающего уровня, просто виртуозы своего дела. К сожалению, сейчас так уже не делают. А ведь раньше каждая деталь была сделана вручную, поэтому и держится веками. Еще у меня есть удивительные пряничные доски, они раньше в каждом доме были. Хозяйки пекли пряники и выкладывали их на эти доски для придания необходимой формы. Мне очень нравятся старые вещи с какой-нибудь красивой историей, поэтому, покупая что-либо, я интересуюсь их историей возникновения и производства.

ВИТАЛИЙ КОРОТИЧ, писатель:

— Очень люблю. У меня дома собрано довольно много вещей, но, к сожалению, не все они достались от предков. От родителей у меня есть только остатки столового серебра, остальное приходилось покупать либо в антикварных магазинах, либо на блошиных рынках. Но так как я считаю, что у любой вещи есть душа, то покупаю только то, что не соприкасалось с чужим человеческим телом. У меня около 70 штук поддужных колокольчиков для лошадей. Я очень трепетно отношусь к подобным вещам.

АЛЕКСЕЙ УЧИТЕЛЬ, режиссер:

— Я спокойно отношусь к подобным вещам, но и хламом их не считаю. Я не собиратель антиквариата — я понимаю его ценность, но подобное вложение средств — не для меня.

Журнал «Финанс.» № 23 (160) 19-25 июня 2006 — Инвестиции