Дейвид Томас: «Насыщение российского рынка произойдет еще очень не скоро»

— Господин Томас, довольны ли вы продажами автомобилей в 2004-2005 годах?- О 2004-м я бы так не сказал: была, напротив, неудовлетворенность — рост оказался незначительным. Зато абсолютно доволен результатами 2005-го, причем положительные тенденции к росту наметились главным образом в третьем и четвертом кварталах. Мы продали 5700 машин и надеемся перевыполнить план на следующий год — запланировано реализовать 7000 автомобилей, но есть стойкая уверенность, что мы это число превысим.

— Как вы считаете, почему растет рынок?- Я думаю, что рынок авто отечественного производства стоит на месте. Растут продажи конкретно импортных автомобилей, включая машины класса премиум — этот сегмент сейчас тоже на подъеме.

— С чем связан такой спрос? С ценами на нефть?- Скорее с общей стабилизацией российской экономики. Цены на нефть только помогают. Я хочу сказать, что буквально за несколько лет рынок в стране очень изменился. У людей появилась возможность выбора, а также средства, позволяющие этот выбор осуществить. Увеличивается количество автолюбителей, которые могут купить себе дорогую машину. Для этого мы здесь.

— Мы — это кто? Volvo — шведская марка. Работают ли в российском офисе шведы?- Шведов нет. Кроме русских есть один финн, одна голландка, ну и я — англичанин. Наша компания интернациональна. В штаб-квартире Volvo все больше иностранцев: в основном это британцы, голландцы, американцы (марка Volvo принадлежит американскому Ford. — «Ф.»). Но шведские ценности тем не менее сохраняются.

— Может ли россиянин сделать головокружительную карьеру в Volvo?- Да, это возможно. Тому есть свежий пример: финдиректор российского представительства уехал в Канаду с семьей, получив место в Volvo Car Canada. Кроме того, у нас постоянно происходит карьерный рост сотрудников — они приходят на одни должности и при условии отличной работы поднимаются до более высоких. Самим растить специалистов — одна из целей компании.

— Каковы ваши инвестиционные планы в России?- Во-первых, мы рассматривали возможности производства машин здесь, но пока ничего конкретного не решили, поскольку для более плотного обсуждения этого вопроса нам нужно увеличить продажи до определенного количества. Зато — это во-вторых — уже в мае в столице откроется наш первый российский склад запчастей. В-третьих, в этом году мы запускаем новый проект — продажу подержанных автомобилей с гарантией.

— Не боитесь, что количество продаж резко возрастет и придется расширять сервисные центры?- Это, конечно, оборотная сторона высоких продаж. Но пока ситуация нас устраивает. В свое время мы закрыли часть дилеров, а те, кто остался с нами, расширяют свои мощности, открывая дополнительные станции. Кроме того, у нас появилось девять новых дилеров в регионах. И если сегодня 70% наших продаж приходится на Москву, то в ближайшем будущем этот показатель, возможно, снизится до 60%, чтобы 40% машин расходилось в остальной России.

— Есть ли в линейке Volvo место женскому авто?- Во-первых, 19% наших машин покупают именно женщины. Во-вторых, у нас уже есть городской автомобиль S40/V50. А в-третьих, в этом году на автосалоне в Париже будет представлена еще более компактная машина C30.

— Сегодня много говорится о проблеме безопасности автомобилей. Что Volvo делает в этом направлении?- С 1927 года, когда создатели компании начали выпускать авто, краеугольным камнем философии Volvo является именно безопасность. Около 10 лет назад к этому принципу добавился еще один: покупатель должен ощущать три удовольствия — от вождения, от владения и от дизайна машин. Почему так недавно? Дело в том, что в 1993 году концерн Volvo AB был близок к сделке с Renault. К счастью, она не состоялась. После этого руководство решило дополнить свои принципы, и концерн — а в него входили предприятия самых разных отраслей, начиная с пищевых продуктов и заканчивая деревообработкой, — отказался от всех видов бизнеса, кроме производства легковых автомобилей, сконцентрировав все внимание на них. Тогда к автомобильной компании относилось и изготовление грузовиков, автобусов, строительного оборудования. Сейчас мы существуем раздельно. Но еще в 20-х годах прошлого века появилась четкая установка: сделать качественную безопасную машину.

— Каким вы видите будущее российского авторынка?- Непросто дать какой-то прогноз, хотя бы потому, что многие иномарки производятся здесь, и их уже можно считать российскими. Но в любом случае рост продолжится. Как долго он будет происходить? Давайте обратимся к простой арифметике. Сегодня в России население составляет 150 млн человек, при этом в стране зарегистрировано около 1,2 млн автомобилей. В Великобритании эти цифры — 60 млн человек на 2 млн машин соответственно. Если применить эту «английскую» формулу, то России нужно еще дойти до как минимум 6 млн автомобилей. Так что насыщение произойдет еще очень не скоро.

— Господин Томас, вы, насколько я знаю, в России полгода. А в каких странах работали до нее?- Только в Великобритании. Последние шесть лет я был региональным менеджером в Volvo Car UK, а шесть лет на одном месте — это, согласитесь, немало. Конечно, мне хотелось попробовать себя на развивающихся рынках: ведь в моей стране все очень стабильно, если хотите, это в некотором роде рутина. Поэтому, когда открылась вакансия в российском представительстве компании, я заинтересовался. Семья меня поддержала и уже полгода живет здесь со мной.

— Как они адаптировались к жизни в России?- Прекрасно. Сначала, еще до того как я сказал руководству «да», мы с семьей съездили сюда на две недели «на разведку» — это было в августе. На второй день пребывания в Москве младший сын — ему 6 лет — сказал: «Завтра переезжаем!» Так решение было принято. Самое смешное, что, когда прожив здесь три месяца, мы поехали на Рождество в Англию, через пару недель дети сказали: «Давайте уже поедем назад, домой», имея в виду московский дом. Мы довольно быстро вписались в новый ритм жизни. Дети изучают русский язык, им нравится школа и район, в котором мы живем. А центр Москвы напоминает западные города, что нам тоже очень нравится.

i

VOLVO CAR CORPORATION является подразделением компании Ford Motor Company. В ней работают 27,5 тыс. служащих, а основные производственные мощности компании находятся в Швеции и Бельгии. В 2004 году Volvo Cars продала 456 тыс. автомобилей.

ДЕЙВИД ТОМАС начинал свою карьеру в должности аналитика бизнес-управления подразделения Mercedes Benz в Великобритании в 1985 году и затем работал в многопрофильном дилерском центре Citroen (Великобритания), в компании, импортирующей автомобили Volkswagen и Audi (Великобритания) и в дилерской компании BMW. В 1995 году приступил к работе в Volvo Car UK в должности консультанта по развитию бизнеса и затем получил назначение в финансовое подразделение Volvo Car Finance, где занимался менеджментом продаж, отвечая за выполнение поставленных планов розничных, оптовых продаж и поставок корпоративным клиентам в Лондоне. С января 1999 года до назначения в Россию осуществлял руководство подразделением по развитию дилерской сети Volvo Car UK, при этом управляя дилерской сетью компании в Великобритании и Ирландии. Женат, воспитывает троих детей. С 1 октября 2005 года назначен управляющим директором Volvo Car Russia.

Журнал «Финанс.» № 12 (149) 27 марта — 2 апреля 2006 — Автофинансы
Беседовала АННА ЧИСТОДЕЛОВАl