Илья Щербович – укротитель «Газпрома»

В 1995 году бывший министр финансов России Борис Федоров основал Объединенную финансовую группу (ОФГ). Годом позже в компанию устроился работать Илья Щербович, только что закончивший Плехановскую академию. С тех пор инвесткомпании удалось повысить собственную капитализацию с $1 млн до $1 млрд, а заодно стать лидером российского рынка публичных размещений акций. Этому немало поспособствовала деятельность Ильи Щербовича на посту главы инестиционно-банковского департамента, а позднее и президента компании. «Среди инвестбанкиров много харизматичных и ярких личностей, но не многие из них в отличие от Щербовича могут похвастать тем, что имеют отношение к большинству сделок стоимостью выше полумиллиарда долларов», – отмечает гендиректор УК «Пиоглобал Эссет Менеджмент» Андрей Успенский.

– Исторически акции существуют именно для того, чтобы привлекать капитал. Когда я возглавил инвестиционно-банковское направление, этот механизм не работал, а сделки по размещению можно было пересчитать по пальцам. В приватизацию акции продали или раздали, все начали увлеченно друг с другом ими меняться, но рынком происходившее назвать было нельзя. Нормальной процедуры привлечения средств за счет публичного размещения не было. И уже в 2001 году мы стали готовиться к тому, что рынок IPO заработает, стали собирать команду equity capital markets.

Илья Щербович прославился на рынке как один из организаторов неформального консорциума российских и иностранных инвесторов, который в начале 2000-х годов аккумулировал около 10% акций «Газпрома». Приблизительно в это же время ОФГ представляла интересы инвесторов, контролирующих более 8% акций Сбербанка. Зарубежные партнеры ОФГ приобретали бумаги российских эмитентов путем создания дочерних структур на территории России. От имени клиентов в совет директоров газового концерна входил основатель Объединенной финансовой группы Борис Федоров, а в наблюдательный совет Сбербанка, кроме него, еще и Илья Щербович.

Успехи ОФГ не остались незамеченными. В 2003 году Deutsche Bank выкупил у менеджмента 40% акций. А в начале 2006-го реализовал опцион на оставшиеся 60%, после чего компания получила название Deutsche UFG. К тому моменту Илья Щербович уже был партнером ОФГ, и хотя компания официально не раскрывала информацию о долях своих акционеров, на рынке полагали, что ему принадлежит 20%.

– На тот момент присутствие основных мировых инвестбанков в России было фрагментарным. При покупке российской компании они прежде всего рассчитывали получить надежную платформу для дальнейшего развертывания бизнеса. То есть машину по продажам, включающую в себя подразделение, торгующее акциями, отделы reseach и корпоративных финансов. Все это у ОФГ было. На момент покупки компания торговала практически со всеми мировыми инвесторами, вкладывающими в Россию. Тогда как у многих иностранных представительств было один-два аналитика на весь российский рынок, у нас работало более 20 таких специалистов и более70 сотрудников IB-департамента.

Объединение сильной команды российских трейдеров и аналитиков с крупным западным банком дало заметный эффект. Deutsche Bank занял ведущую позицию на рынке первичных и вторичных размещений акций в России. С 2003 года банк выступил организатором более 100 сделок по размещению акций российских компаний и сделок M&A. Сам Илья Щербович объясняет это не только сильной командой и поддержкой всемирно известного брэнда, но и тем, что компания раньше других внедрила мировые стандарты инвестбанкинга.

– Когда в капитал ОФГ вошел Deutsche Bank, мы радикально поменяли корпоративную структуру. В частности, ввели принцип «китайской стены», суть которого – разделение информационных потоков внутри компании. Неправильно, когда банкир, обсуждающий с руководителем крупной компании конфиденциальные вопросы, бежит после этого к своему трейдеру с указаниями, что купить или продать. До сих пор у некоторых российских брокеров нормальной считается практика попросить аналитика написать позитивный отчет об акциях, в которых у компании есть крупная позиция, тем самым подталкивая клиентов к их покупке. По западным стандартам при публикации аналитических исследований компания обязана упоминать, что является держателем пакета анализируемых бумаг. Лидерство Deutsche UFG в инвестбанкинге во многом было связано с тем, что несмотря на отсутствие прямых требований российского законодательства, мы стали внедрять эти стандарты в жизнь начиная с 2003 года. Сегодня компании-клиенты знают, что если в инвестбанке таких внутренних правил не существует, то работать с ним крайне опасно.

Сразу же после завершения сделки по приобретению ОФГ на рынке появились слухи о том, что команда менеджеров инвесткомпании надолго в Deutsche Bank не задержится. Похожие планы были и у Ильи Щербовича, но оказалось, что международная практика сделок по покупке инвестбанков работает совсем по-другому. Внутренние детали интеграции остались неизвестны широкой публике. Поэтому уход Ильи Щербовича с поста президента Deutsche UFG летом 2007-го произвел сильное впечатление на участников рынка. Хотя слухи об этом ходили еще с апреля, многие считали, что Deutsche Bank все же сумеет удержать у себя одного из ключевых менеджеров. Однако Илья Щербович предпочел заняться новым проектом. Им стала компания United Capital Partners (UCP). Сегодня компания управляет примерно $1,2 млрд. Илья Щербович в ней президент и управляющий партнер.

– Я предполагал, что продажа ОФГ – это окончание инвестиционно-банковской карьеры для меня. Но по условиям сделки с Deutsche Bank я должен был оставаться на своем посту, чтобы обеспечить плавное превращение самостоятельной российской компании в подразделение мирового банка. Ведь когда крупный банк приобретает российскую компанию, он приобретает не столько бизнес, сколько людей с их отношениями, связями и наработанной репутацией. Мы сумели провести полную интеграцию к концу первого квартала 2007-го.Все когда-то заканчивается. В течение долгого времени я работал в компании в формате частного партнерства. С моей точки зрения, это наиболее эффективная и удобная форма объединения интересов ключевых сотрудников. По понятным причинам в мировом банке работа строится на других принципах. И это не то, чем я стремился заниматься. Кроме того, в рамках карьеры я достиг пика на инвестбанковском поприще в России. UCP – это новая глава в моей жизни. Думаю, работая в качестве инвестора, со своим опытом и связями я смогу удачно распорядиться собственными деньгами и деньгами моих партнеров.

«Западные банки сродни машинам, и со временем ему найдут замену, – говорит об уходе Ильи Щербовича из Deutsche Bank Андрей Успенский. – Но в ближайшее время потеря будет ощутимой, поскольку он был главным инициатором сделок. И заменить его как executor’а будет нелегко». Впрочем, Илья Щербович продолжает поддерживать связи с Deutsche Bank, оставаясь его консультантом.

Число публичных размещений акций и облигационных займов, сделок по слияниям и поглощениям в России постоянно растет, они становятся все более сложными и капиталоемкими. «Ф.» публикует серию очерков о людях, создававших этот рынок. Каждый из них шел к успеху своим путем, но всех объединяет одно: уже при жизни их считают легендами инвестиционно-банковского бизнеса.

Следующий!Александр Винокуров

Журнал «Финанс.» №40 (226) 22 октября – 28 октября 2007 – Инвестиции
Алексей Лампси