Алексей Тимофеев: «Достоинства НАУФОР могут быть использованы»

— Как вы относитесь к этому мнению?

— Считаю, что такого рода опасения беспочвенны. Служба едва ли нуждается в саморегулируемых организациях как в рупоре. Она будет услышана и без их помощи. Будучи в прошлом советником ФКЦБ и ФСФР, я могу утверждать, что регулятор обладает всеми возможностями для того, чтобы полностью сформировать правовой режим для финансового рынка, будут ему в этом помогать СРО или нет.

НАУФОР-старейшая СРО на российском рынке ценных бумаг, в которую входят его крупнейшие участники. Рассчитывать на поддержку членов этой организации, действуя вопреки их интересам, было бы наивно.

— Последуют ли с вашим приходом какие-либо кадровые перестановки, изменения в структуре НАУФОР?

— Персонал и внутренняя структура любой организации подчиняются стоящим перед ними задачам, и НАУФОРне исключение. Полагаю, что в ближайшее время буду готов предложить членам ассоциации изменения и в том, и в другом. Однако уже сейчас видны достоинства НАУФОР, которые могут быть использованы,-ее региональная сеть, проекты, которые дают реальный экономический смысл членства в ней, квалификация ее персонала.

— В чем вы видите основную роль саморегулирования на данном этапе? Не кажется ли вам, что его значение сейчас невысоко?

— Роль саморегулирования по определению — управление отношениями с участием членов СРО. К сожалению, именно эта важнейшая роль, делающая саморегулируемые организации таковыми, и оказалась вторичной для большинства из них. Соответственно невысоким является и сегодняшнее значение саморегулирования.

Государственное регулирование и саморегулирование — элементы одной системы, и, хотя существуют объективные границы для применения того и другого, саморегулирование может играть большую или меньшую роль в зависимости от его эффективности. Эта роль выясняется для рынка каждой страны в зависимости от активности и ответственности его участников, истории развития рынка, истории взаимоотношений с государственным регулирующим органом, политической и правовой системы страны.

То, что институт саморегулирования существует на российском рынке ценных бумаг, делает нашему рынку честь. Однако саморегулирование должно еще пройти длинный путь развития для того, чтобы оказаться значимым элементом.

— Как вы относитесь к передаче СРО части регулятивных функций?

— Вопрос связан с одним из самых распространенных заблуждений — что СРО не обладают регулятивными функциями. Закон о рынке ценных бумаг не только наделяет, но даже обязывает их устанавливать правила и стандарты деятельности своих членов. То, как это звучит в законе, созвучно полномочиям государственного органа, осуществляющего регулирование и надзор на рынке ценных бумаг.

Организации профучастников уже давно могли бы выполнять свою регулятивную роль. Если бы надзор со стороны СРО был успешным, государство могло бы, положившись на них, не регулировать определенные направления. К сожалению, СРО зачастую предпочитали критиковать регулирование, предлагаемое госорганом, лукавя, что сами не обладают необходимыми полномочиями.

По моему мнению, СРО уже обладают большими возможностями, которыми необходимо просто воспользоваться. Идет обсуждение передачи и ряда дополнительных функций. Наиболее перспективным является делегирование полномочий по аттестации специалистов — закон об этом уже внесен правительством в Думу.

— Должно ли членство в СРО быть обязательным?

— Этот вопрос является одним из наиболее сложных и тесно связан с моделью регулирования на финансовом рынке в целом. Я полагаю, что он должен быть решен с учетом всех возможных плюсов и минусов.

Журнал «Финанс.» № 38 (128), 17-23 октября 2005 — Финансовые рынки
Беседовал АЛЕКСЕЙ МЕДВЕДЕВ