Неоднозначная оценка

27 июля поправки были одобрены президентом Владимиром Путиным. По словам председателя комитета по собственности Госдумы Виктора Плескачевского, в течение года, пока шла работа над проектом, законодатели проводили регулярные консультации с профессиональными оценщиками. Однако некоторые участники рынка утверждают обратное. «Новая редакция закона безобразна, — возмущается генеральный директор Центра оценки собственности Ольга Чижова. — Полтора года в спорах и конфликтах обсуждался один текст, а принят был принципиально иной».

С 1 июля следующего года оценщикам предстоит переход на новые принципы существования. Если сейчас оказывать услуги по оценке могут как компании, так и частные лица, то через год это останется прерогативой только граждан — членов саморегулируемых организаций (СРО). Контролировать их работу будут СРО, которые войдут в Национальный совет оценщиков. Компании не смогут оказывать услуги от своего имени — они останутся на рынке, но лишь в форме объединений частных лиц. Кроме того, работа оценщиков будет считаться не предпринимательской деятельностью, как сейчас, а профессиональной (по аналогии с деятельностью адвокатов, нотариусов и арбитражных управляющих).

«Во всем мире субъектом оценки является физическое лицо, — поясняет Виктор Плескачевский. — Только Россия пошла по пути, где оценочная деятельность пока называется предпринимательской. Но Конституционный суд постановил, что если та или иная деятельность затрагивает интерес не только конкретного лица, но и общества, она не может быть предпринимательской». Вице-президент Российского общества оценщиков Евгений Нейман добавляет: «В той или иной форме саморегулирование оценочной деятельности присутствует в разных странах. Членство в таких организациях, как правило, добровольное. Но в силу сложившихся традиций никакой заказчик не будет заключать с вами договор, если вы не являетесь участником профессионального объединения».

Кто кого. Как считает Евгений Нейман, введение в действие нового закона не принесет ничего, кроме пользы: механизм лицензирования себя исчерпал и тормозит развитие рынка. «Скорее всего прекратится демпинг, повысится качество услуг и ответственность тех, кто захочет продолжать работу, — считает он. — В принципе у наших «смежников» — арбитражных управляющих — введение саморегулирования привело именно к этому».

Управляющий партнер компании «Конкордия-эссет менеджмент» Марина Кислицкая также уверена: от грядущих перемен рынок только выиграет: «Если сейчас оценочная компания нарушила закон, то лишить ее лицензии можно только через суд. При этом физические лица-учредители практически не несут никакой ответственности — они имеют право организовать другую фирму и продолжать работать». Вступление в силу новой редакции закона позволит привлекать к ответственности конкретного человека. Соответственно в течение определенного времени «проштрафившийся» не сможет оказывать услуги. Это должно заставить участников рынка более ответственно подходить к выполнению своих профессиональных обязанностей.

Однако среди оценщиков есть и совершенно иное видение последствий грядущих нововведений. «В заключении антикоррупционной экспертизы указано: большинство норм закона противоречит международным обязательствам России и будет способствовать росту уровня коррупции, а не ее предупреждению», — уверяет директор департамента оценки группы компаний «Интелис» Денис Феофанов.

Недоволен новой версией закона и Центробанк. По мнению первого зампреда ЦБ Андрея Козлова, только юридические лица способны выполнять большие объемы работ на должном уровне. Отзыв Ассоциации российских банков также нелестный: изменения неизбежно «приведут к снижению качества оценочной деятельности, поскольку оценщик — физическое лицо в силу ограниченности ресурсов не сможет обеспечить широкий спектр услуг и должный их уровень».

Потребители разделяют подобные опасения. «Непонятно, как может физическое лицо нести большую ответственность, чем юридическое, — рассуждает генеральный директор компании «МТ Девелопмент» Александр Тимофеев. — Кроме того, оценщик-одиночка не имеет того ресурсного и информационно-технического обеспечения, которое годами нарабатывали компании. К тому же оценочная деятельность связана с широким диапазоном узконаправленных экспертиз, которые не могут быть обеспечены одним специалистом».

А вот зампред банка «Агропромкредит» Олег Ефимов, напротив, считает утверждение о более низком качестве услуг физических лиц совершенно необоснованным: «Качество оценки зависит только от профессионализма оценщика, и неважно, представляет он компанию или себя лично. Наш банк работает с индивидуальными оценщиками, и до сих пор никаких претензий к их работе не было».

Генеральный директор Национальной лиги субъектов оценочной деятельности Валерий Бочаров называет другую проблему. Из-за отсутствия отработанных механизмов регулирования (аккредитации, сертификации, стандартов оценочной деятельности, единого кодекса профессионального поведения), весьма вероятно, на российском рынке активизируются иностранные представители, в результате чего позиции отечественных специалистов значительно ослабнут.

Невесомая ответственность. Другой момент, который не может не беспокоить потребителей, — компенсации ущерба, нанесенного оценщиками. Новая редакция закона налагает на них обязательную финансовую ответственность перед заказчиком. Для этого предусмотрен двойной механизм: обязательное страхование финансовой ответственности оценщика и создание в СРО компенсационного фонда. Однако смущает размер компенсаций. Как указано в законе, ответственность оценщика страхуется на сумму не меньшую, чем 300 тыс. рублей. А компенсационный фонд формируется за счет обязательных взносов, минимальный размер которых составляет 30 тыс. рублей. Средства из фонда используются в тех случаях, когда размер страховки не покрывает ущерба. Таким образом, если, скажем, участниками СРО являются около 30 человек, то реальная сумма компенсации, на которую может рассчитывать потребитель, — всего 1,2 млн рублей. Это вряд ли сможет удовлетворить покупателя столичной недвижимости или владельца завода, пострадавших от недобросовестных или непрофессиональных оценщиков. «Сложно говорить о реальной ответственности оценщика — физического лица за некачественную или недостоверную оценку, поскольку человек в отличие от компании зачастую не обладает никакими активами», — замечает начальник департамента продаж Городского ипотечного банка Игорь Жигунов.

С другой стороны, сейчас потребитель может рассчитывать на солидную компенсацию только если речь идет о крупных фирмах, делающих этот шаг добровольно. Даже если компанию в судебном порядке принуждают компенсировать ущерб, зачастую ей просто нечем расплатиться. «Размер уставного капитала таких компаний чаще всего составляет около 10 тыс. рублей, а я знаю фирмы, где и всего 2 тыс. рублей», — комментирует Виктор Плескачевский.

Зачем менять правила

Сейчас работа оценщиков регулируется Федеральным законом № 315 «Об оценочной деятельности». Вносимые в документ изменения должны обеспечить переход отрасли от государственного регулирования к саморегулированию. 1 января 2007 года будет отменено лицензирование некоторых видов деятельности, в том числе оценочной.

Журнал «Финанс.» № 31 (168) 14-20 августа 2006 — Экономика
Анна Шехова