Крепкий евро становится опасным

Похоже, российский внутренний валютный рынок начал догонять международный, где в доллар давно уже почти никто не верит. С 3 марта курс американской валюты к рублю снизился на 2,75%. В свою очередь его девальвация к евро составила уже 8,17%, к английскому фунту — 4,12%, к шевейцарскому франку — 3,47%. Поддержку доллару оказывает лишь Япония: по отношению к йене с 3 марта он даже немного вырос (на 0,52%). Большинство аналитиков связывают развивающуюся в мире тенденцию с отходом администрации США от своей традиционной политики «сильного доллара». Очередной намек на это сделал на днях секретарь американского казначейства Джон Сноу. Однако, например, второй по размеру личного состояния человек в мире — Уоррен Баффет — придерживается иной точки зрения. На его взгляд, всему происходящему есть вполне экономическое объяснение. Как отмечает мультимиллиардер, США сегодня живут в условиях огромного дефицита текущего платежного баланса, составляющего 5% ВВП страны. На его взгляд, любая другая страна, которая настолько же больше покупала у мира, чем продавала, «уже столкнулась бы с гораздо более значительным обесценением своей валюты» (см. стр. 8).

В результате девальвации доллара на мировом рынке его курс по отношению к евро составляет 1,17/1. Достижение этого исторического уровня заставило многих участников рынка задуматься, не пора ли единой валюте немного остыть. В пользу этого сценария сразу появилось несколько доводов. Во-первых, безудержный рост курса евровалюты к доллару начал серьезно отражаться на состоянии экономики стран еврозоны. Как сообщило статистическое агентство Eurostat, профицит торгового баланса двенадцати стран, входящих в зону евро, в марте 2003 года снизился до 1,6 млрд евро против 5,2 млрд евро в феврале и 11,0 млрд евро в марте прошлого года. Укрепление национальной валюты привело к резкому росту импорта в эти страны (85,6 млрд евро в марте против 77,1 в феврале). В свою очередь темпы роста экспорта из еврозоны значительно отстают (87,2 млрд евро против 84 млрд). Более того, например, экономика Италии уже столкнулась с дефицитом торгового баланса, который в марте составил 387 млн евро. По предварительным данным, ВВП еврозоны в первом квартале нынешнего года не вырос по сравнению с предыдущим кварталом. Таким образом, европейская экономика оказалась на грани скатывания в рецессию.

Первые признаки рецессии уже демонстрирует крупнейшая экономика еврозоны — германская. В первом квартале 2003 года ВВП этой страны снизился по сравнению с предыдущим кварталом на 0,25. Число банкротств в Германии выросло в феврале на 21% относительно прошлогоднего уровня, растет безработица и падают потребительские расходы. Более того, президент германского Центробанка Эрнст Вельтке на днях заявил, что страна давно уже живет не по средствам и рискует попасть в долговую ловушку. В этом году бюджету страны грозит недобор налогов на 9 млрд евро.

Вышеизложенные данные входят в противоречие с известной аксиомой, которая гласит, что у сильной экономики должна быть сильная валюта. Очевидно, что силы экономики еврозоны убывают день ото дня. В свою очередь в США начинают пробиваться первые ростки оптимизма. На прошлой неделе председатель ФРС США Алан Гринспен сделал крайне оптимистичный прогноз в отношении американской экономики. Он отметил серьезный рост производительности труда и заявил, что за последние три года экономическая активность в целом повысилась. Это заявление участники рынка восприняли как отсутствие желания ФРС продолжать снижение учетных процентных ставок. В свою очередь в Европе такое снижение назревает: угрозы со стороны инфляции больше нет, а слабеющую европейскую экономику можно было бы подстегнуть снижением стоимости заемных средств. Если разница в ставках США и еврозоны начнет сокращаться, для многих инвесторов это может стать сигналом к продаже евро, так как доходность европейских облигаций начнет снижаться.

Тем не менее оптимистов в отношении европейской валюты не убавляется. Так, например, аналитики Deutsche Bank называют возможную цель движения евро в течение ближайших двух лет на уровне $1,2-1,4. Тем более что рост экономики США существует пока лишь в прогнозах. Как скоро они реализуются — не знает никто. А пока в США безработица находится на крайне высоком уровне уже 14 недель подряд, а в апреле в стране появились первые признаки дефляции: цены на товары и услуги начали снижаться, не находя достойного потребительского спроса.

Журнал «Финанс.» № 13 (26 мая — 01 июня 2003) — Личное
Антон Кузин