Андрей Зайцев: «Большинство клиентов пришли из Райффайзенбанка»

— Андрей Викторович, с начала года активы под управлением «Райффайзен Капитал» выросли почти в пять раз. В чем причина такого прогресса?

— Основная причина в лояльности к брэнду: большинство клиентов пришли к нам из Райффайзенбанка. Раньше им могли предложить только депозит под 6% годовых. А сейчас консультанты банка помимо различных вкладов предлагают и услугу управления активами.

— Получается, что клиенты просто связывают имя банка и управляющей компании?

— Да, многие наши инвесторы при упоминании слова «Райффайзен» сразу вспоминают о банке, автоматически перенося его имидж и на компанию. Западное происхождение ассоциируется с профессионализмом и надежностью.

— Пока «Райффайзен Капитал» представлен в основном в столице. Есть ли в планах компании увеличить свое присутствие в регионах?

— Активную экспансию в регионы мы планируем в 2007 году. Управляющая компания делает большую ставку именно на регионы. Надеюсь, что нам удастся не только эффективнее использовать имеющиеся региональные отделения, но и задействовать сеть Импэксбанка, а это почти 200 отделений по всей стране.

— Какую сумму в среднем инвестирует в ваши фонды пайщик?

— Около $13 тыс.

— Судя по вашим словам, основной упор «Райффайзен Капитал» делает на привлечение частного инвестора?

— Да, розница является приоритетным бизнесом не только управляющей компании, но и банка. Это стратегическое направление для группы «Райффайзен» в России, на котором сконцентрировано значительное количество ресурсов.

— Почему Райффайзенбанк отказался продавать паи управляющей компании «Тройка Диалог»?

— Чтобы развивать свою УК. Это была инициатива менеджмента компании, которому удалось убедить акционеров в правильности этого шага…

— Но ведь банк в таком случае не получает вознаграждение как агент…

— Есть две принципиально разные модели продажи инвестиционных продуктов. Первая — это когда банк выбирает по своим критериям несколько управляющих компаний, предлагая потребителю самому определиться в отношении к их продуктам. При такой модели банк ничего не проигрывает, получая свои комиссии с объема инвестированных средств. Так работает Ситибанк. Второй вариант — банк отказывается от части сиюминутной выгоды агента и, продавая через сеть услуги собственной управляющей компании, получает прибыль как акционер. По такой модели работает, например, Банк Москвы.

— Компании удалось в этом году привлечь большое количество клиентов в паевые фонды. Но доходность ПИФов пока не впечатляет. Почему?

— Есть объективные причины, которые с ростом нивелируются. В начале года пришло много денег. А значительный относительно размеров фонда приток наличности осложняет работу управляющим. Если ПИФ начинает быстро расти, то приходится инвестировать в ценные бумаги независимо от ситуации на рынке. Ведь по нормативам ФСФР нельзя держать долгое время, например, 50% от СЧА в наличности, дожидаясь у моря погоды. Вероятно, по результатам года мы и отстанем от некоторых конкурентов.

— Вы рассчитываете на рост индустрии коллективных инвестиций? Может, рынок уже близок к насыщению?

— Нет, всем еще есть, куда расти. В большинстве стран Восточной Европы инвестиции в ценные бумаги и разного рода фонды составляют 15-20% от сбережений. В России эта цифра меньше в разы.

— Насколько выгоден бизнес управления активами?

— По расчетам, в следующем году, на третий год существования, компания станет безубыточной, а в 2008 году окупит все затраты акционеров.

Журнал «Финанс.» № 38 (175) 2-8 октября 2006 — Рейтинг ук
Беседовал КИРИЛЛ АЙЗИН