Аргументы премьеру

Еще в марте председатель правительства России Михаил Фрадков озвучил идею, которая до сих пор является одним из главных источников разногласий в правительстве: снижение ставки НДС с нынешних 18 до 13%. Причем уровень 13% будет единым для всех товаров. Министр финансов Алексей Кудрин, а за ним и министр экономического развития Герман Греф выступили резко против. После этого премьер-министры, вроде бы отказался от такой радикальной меры, но в конце сентября заявил, что ее «с повестки дня снимать не нужно». А еще неделей позже дал указание министрам экономического блока подготовить анализ и конкретные предложения по снижению НДС. Единственное, в чем Михаил Фрадков уступил, – это сроки. Если вначале настаивал на 2006 годе как времени изменения ставки налога, то сейчас речь идет о 2007 годе. На прошлой неделе, 13 декабря, Минфин внес в правительство свой анализ. Эта работа заняла два с лишним месяца и десять страниц текста – при том, что часть цифр и доводов, фигурирующих в докладе, звучала и прежде. Другими словами, министерство не слишком торопилось, очевидно рассчитывая, что дело можно будет «спустить на тормозах».

Документ начинается с описания того, как много значит НДС для экономики в целом и для бюджета в частности. Треть всех доходов федерального бюджета – это поступления от уплаты НДС. И если резко снизить налог до 13%, выпадающие доходы бюджета составят 523 млрд рублей в 2007 году и 620 млрд – в 2008-м. Это приведет к дефициту бюджета на уровне 1% ВВП уже в 2007 году, если расходы бюджета останутся на уровне 2006 года. Минфин считает такое положение вещей «неприемлемым». Некоторые эксперты согласны с консервативной позицией Минфина, объясняя ее особенностями российской экономики. «При столь сильной зависимости от цен на нефть бюджет должен иметь запас прочности на случай их снижения», – считает аналитик Объединенной финансовой группы (ОФГ) Ярослав Лисоволик.

Поиск аргументов против реформы завел сотрудников Минфина довольно далеко – в Пенсионный фонд. Его дефицит достигнет 1,8% ВВП в 2008 году, поэтому, считают в министерстве, НДС снижать не надо. Хотя Пенсионный фонд никогда не наполнялся и, очевидно, не будет наполняться за счет НДС. Впрочем, компенсация дефицита Пенсионного фонда за счет средств профицитного бюджета – идея здравая. В конце концов гражданам все равно, из какого кармана государство достает деньги для выполнения собственных обязательств.

В докладе подчеркивается, что бюджет – это «основной инструмент стерилизации избыточного денежного предложения». Недополученные из-за снижения налога 523 млрд рублей вольются в экономику и добавят к инфляции, по подсчетам авторов документа, 1 процентный пункт. Примерно на столько же – 0,9 процентного пункта – ускорится укрепление рубля, что должно стимулировать импорт в ущерб российской промышленности. Хотя, с другой стороны, авторы доклада признают, что благотворное воздействие от снижения будет наиболее заметно в промышленности и наименее – в торговле. То есть от этого российская промышленность все же выиграет. Более того, «значимость снижения ставки НДС для отраслей внутреннего спроса (прежде всего машиностроения) и электроэнергетики относительно выше, чем для нефтяного комплекса или других отраслей, деятельность которых ориентирована на экспорт». А значит, поддержку получит именно тот сектор промышленности, который в ней наиболее нуждается.

Со всеми побочными эффектами правительство могло бы смириться, если бы снижение ставки НДС выполнило главную свою миссию – ускорить развитие экономики и помочь наконец удвоить ВВП. По расчетам аппарата правительства, положительный эффект от облегчения налогового бремени добавлял бы к экономическому росту по 0,5 процентного пункта ежегодно и это перевесило бы все негативные факторы.

Но Минфин не согласен с оценкой аппарата правительства. По расчетам министерства, положительный эффект составит не 0,5%, а 0,34% и это не стоит тех многочисленных неприятностей, которые сулит снижение налога. Минэкономразвития придерживается той же точки зрения. «Рисковать этим важным источником пополнения казны (НДС. – «Ф.») под воздействием больших денег, получаемых от экспорта углеводородов, легкомысленно», – заявил заместитель главы МЭРТ Андрей Шаронов. Он практически дословно повторил доводы сотрудников Минфина, которые, если судить по докладу, очень боятся снижения цен на нефть. Некоторые финансовые расчеты сопровождаются вопросом: а что было бы, опустись цена до $27 за баррель? И каждый раз авторы доклада отвечают: ничего хорошего, особенно если снизить НДС. Тогда, в частности, дефицит бюджета в 2007 году может достичь 2,8% ВВП. Но в аппарате правительства подобную перспективу не считают реальной.

Мнения экспертов тоже разделились. «Снижение ставки НДС поможет смягчить неравенство налоговых условий в отраслях промышленности. Это особенно важно в плане решения давно назревшей задачи по диверсификации экономики», – заявляет главный экономист ИК «Финам» Ольга Беленькая. А Ярослав Лисоволик из UFG полностью поддерживает предложение Минфина – с 2009 года ввести единую ставку НДС в размере 15%. С этим предложением Михаил Фрадков вряд ли согласится – он решительно настаивает на снижении уже с 2007 года. При этом важно иметь в виду, что единая ставка означает отмену льготной ставки НДС в 10% для некоторых продовольственных и медицинских товаров. Это, конечно, приведет к их удорожанию, а значит, вряд ли руководство страны пойдет на введение единого уровня НДС в предвыборный 2007 год. В этой ситуации компромиссным решением могло бы стать снижение НДС до 15-16% в 2007 году при временном сохранении льготной ставки.

Всерьез рассчитывать на то, что правительство решится вместо НДС снизить ЕСН, что дало бы больший эффект с точки зрения вывода экономики из тени, пока не стоит.

Журнал «Финанс.» № 47 (137) 19 декабря 2005 – 8 января 2006 – Экономика
Александр Кияткин

Подписывайтесь на телеграм-канал Финсайд и потом не говорите, что вас не предупреждали: https://t.me/finside.