РЕЙТИНГИ МИМО

На досуге я просмотрел полный список всех кредитных рейтингов, которые ведущая тройка – Standard and Poor’s, Moody’s и Fitch – присвоила примерно 140 российским эмитентам. Пришел к выводу, что система рейтингования, мягко говоря, далека от совершенства.

Размер компаний рейтинговые агентства при определении кредитоспособности учитывают, а величину государств – далеко не всегда. Рейтинг мизерной Эстонии (A) с ВВП в размере $13 млрд. на две ступеньки выше российского (BBB+). Африканская же страна Ботсвана, у которой ВВП составляет аж $9,3 млрд, обгоняет Россию на целые три ступеньки. Барбадосу (ВВП – $2,9 млрд) мы тоже проигрываем. А теперь реально оцените: у кого из стран больше возможностей платить по своим долгам? Очевидно, что у России – ее экономика просто гораздо больше. ВВП в 2005 году превысил $750 млрд Более того, Россия с удовольствием гасит существующие долги, например отдала огромные суммы странам – членам Парижского клуба кредиторов. А золотовалютные резервы страны в пять с лишним раз превышают оставшийся внешний долг.

Помимо размера экономики кредитные рейтинги не учитывают и размер потенциального долга. Скажите: кредитный рейтинг соседа зависит же от суммы, которую он собирается у вас взять? Конечно, да. Если он стреляет до зарплаты 1000 рублей, то, конечно, отдаст. А если берет $50 000 на запуск собственного бизнеса? Тут фифти-фифти: может и не вернуть. Кредитные рейтинги сумму долга игнорируют. Шансы Эстонии не отдать $20 млрд взятого долга (а ей и не дадут) несравнимо больше, чем у России (а она и не возьмет). Рейтинги же показывают обратное. Инвесторы де-факто должны сами оценивать кредитоспособность при принятии решений, если следование рейтингам жестко не закреплено в документах, что бывает, и нередко. Например, многие фонды могут инвестировать в ценные бумаги стран, рейтинг которых находится на инвестиционном уровне. Россия теперь такая страна, но очень долго фондовый рынок стоял на месте именно из-за нерасторопности агентств.

Агентства «проспали» настоящий дефолт России в 1998 году, хотя его мог предсказать любой кандидат экономических наук – пирамида ГКО нависла слишком сильно над бюджетными реалиями, а нефть стоила меньше $10 за баррель. После этого начали «дуть на воду»: повышали рейтинг с минимальных уровней, скажем так, небыстро. Последние повышения делаются уже почти судорожно, а в скором времени мы сможем оценить, кто из агентств займет менее косную позицию, оценив Россию в соответствии с ее возможностями.

Третья несправедливость – суверенный потолок. Ни субъект Федерации, ни компания не может оцениваться лучше страны в целом. В результате рейтинг средней иностранной фирмы бывает выше, чем у «Газпрома». Бред. Инвесторы, конечно, дадут «Газпрому» денег под более низкий процент. Опять же «в обход буквы» рейтинга.

Сравнение кредитных рейтингов конкретных эмитентов также потешает. И банк «Союз», и страховая компания «Ингосстрах» входят в империю алюминиевого магната Олега Дерипаски, но кредитный рейтинг «Союза» по шкале S&P почему-то гораздо ниже (B– против ВВ+). Аналогичный случай: рейтинг «Норильского никеля» на несколько ступенек больше, чем у Росбанка. Но контролируются структуры одними лицами: Владимиром Потаниным и Михаилом Прохоровым. Или такой момент: почему рейтинг «Вымпелкома» на две ступеньки выше, чем у МТС, хотя финансовые показатели у последнего все еще больше? А у «Ситроникса», как и у МТС, входящего в АФК «Система», рейтинг, кстати, еще ниже. Неужели можно всерьез думать, что одна фирма Владимира Евтушенкова перестанет платить по долгам, а остальные продолжат? Прав рынок, что на кредитные рейтинги компаний почти не смотрит.

ХОРОШО

Золотовалютные резервы России превышают $260 млрд. Эта сумма в пять раз больше всего внешнего долга, оставшегося после выплат Парижскому клубу

ПЛОХО

Западные рейтинговые агентства считают, что кредитоспособность России ниже, чем у Ботсваны, Барбадоса и Эстонии. И над ними никто не смеется.

Журнал «Финанс.» № 41 (178) 23 – 29 октября 2006 г — Частная дума
Олег Анисимов, главный редактор «Ф.»