Входной билет за $35 миллиардов

Усилиями бывших руководителей СССР Россия до сих пор является крупнейшим кредитором беднейших стран, в том числе африканских, пребывающих в состоянии перманентного банкротства. Большая часть кредитов была формой финансовой поддержки “дружественных” СССР политических режимов и предоставлялась без серьезного анализа платежеспособности заемщиков и каких-либо гарантий. Поэтому невольно России приходится поддерживать статус самого “доброго” кредитора в мире.

Вступив в 1997 году в Парижский клуб, она обязалась участвовать в его деятельности по оказанию помощи странам, обремененным непосильными долгами. Успехи налицо: по объему поддержки беднейших стран Россия занимает третье место, а по отношению этого объема поддержки к ВВП – первое место (примерно 0,3%) в мире. Из прощенных за последние пять лет $35 млрд $5,5 млрд подпадают под категорию официальной помощи в развитии. Кроме того, Россия помогает беднейшим странам еще и косвенно, не взимая таможенные пошлины с большей части импортируемых товаров, причем список беспошлинных товаров периодически пополняется.

Демонстрировать подобную щедрость Россию обязывает положение члена “большой восьмерки”. Российские политики так долго добивались вступления в элитарный клуб самых влиятельных государств мира, что списание безнадежных “африканских” долгов выглядит недорогой платой. Раз уж вернуть деньги все равно не удастся, участие в массовом списании долгов будет полезно хотя бы для поддержания государственного имиджа. Массовое списание долгов развивающимся странам – нормальная мировая практика для богатых стран-кредиторов. Россия по уровню жизни и экономического развития проигрывает даже многим развивающимся странам и потому не может претендовать на статус богатой страны даже с натяжкой. И все же некая неловкость перед другими странами “восьмерки” и желание чувствовать себя не хуже других заставляют Россию занимать позицию, явно не соответствующую своему экономическому положению. Прощая долги, пусть даже просроченные и безнадежные, Россия отказывается от возможности использовать их как инструмент политического влияния (особенно это касается стран СНГ). В конце концов при разумном подходе к делу часть долгов можно было бы вернуть, пусть даже небольшими порциями в течение многих лет, и если не деньгами, то товарами или собственностью.

Слабость позиции России проявилась, в частности, в споре вокруг долгов Ирака. Если первоначально российские политики категорически отрицали саму возможность списания иракских долгов, то затем как-то быстро и даже с видимым облегчением согласились с сокращением суммы задолженности с $8 млрд до $3,5 млрд, фактически согласившись простить проценты и штрафы. И это при том, что Ирак не входит в группу беднейших стран, которым принято списывать долги.

Статус великой державы обязывает Россию продолжать поддержку стран-банкротов. Кроме официальной гуманитарной помощи, участия в программах и фондах поддержки беднейших стран, Россия не отказывается и от торгового сотрудничества с той же Эфиопией. Эта страна задолжала России круглую сумму за поставки вооружения еще со времен СССР. Долги само собой признаны безнадежными, и 80% их объема списаны в 2001 году. Между тем даже международные финансовые институты давно признали, что сотни миллиардов долларов, затраченных на помощь бедным странам с 60-х годов, никакого положительного результата не дали. Странам-донорам так и не удалось установить контроль за соблюдением условий предоставления помощи. Напрасно кредиторы призывали правительства стран-должников развивать демократию и проводить реформы. Получатели финансовой помощи сами противостояли переменам, растрачивая предоставляемые Западом средства на бесконечные войны и междоусобицы, а то и просто разворовывая их. В этих условиях “отпущение” долгов и тем более новые вливания вряд ли помогут беднейшим странам: если были растрачены первоначальные займы, где гарантия того, что экономический эффект списания будет использован более разумно? Лучшее, что могут сделать страны-доноры, включая и Россию, для помощи бедным странам, – это поддержать реальные преобразования в тех редких случаях, когда они проводятся.

Журнал «Финанс.» № 21 (04-10 август 2003) – Экономика
Екатерина Богачева

Подписывайтесь на телеграм-канал Финсайд и потом не говорите, что вас не предупреждали: https://t.me/finside.