ИНТРИГА НЕДЕЛИ: Хлебный занавес

26 сентября состоится заседание Межведомственной комиссии при правительстве РФ, на котором будут решать, стоит ли вводить ограничения на экспорт зерна.

Мировые цены на все злаковые культуры бьют рекорды. Стоимость тонны пшеницы с поставкой в декабре на Чикагской зерновой бирже с 11 по 18 сентября выросла на $10,84 – до $327,2. Россия пока в стороне от этих процессов. Так, стоимость тонны пшеницы 3-го класса (самый распространенный сорт, используемый для производства муки для хлебопекарной промышленности) в течение последних недель застыла на отметке 5,9 тыс. рублей. Причина в том, что трейдеры пока не заключают договоров на фьючерсные поставки российского зерна, опасаясь неисполнения контрактов из-за введения ограничительных санкций. А они возможны.

Чтобы не допустить увеличения экспорта и роста цен на зерно внутри страны, МЭРТ предлагает три способа воздейстия на рынок: полный запрет экспорта зерновых, введение 10–25% таможенных пошлин,товарная интервенция. Два года назад, когда зерно сильно подешевело, МЭРТ, дабы рынок не рухнул, скупил 1,5 млн тонн пшеницы в резервный фонд (зерно может храниться 2–3 года). Теперь предлагается пустить ее в продажу. По мнению представителей Российского зернового союза (РЗС), инициативы МЭРТ губительны для рынка. До окончания уборки урожая делать прогнозы по ситуации со злаковыми в России рано. Предварительный прогноз по сборам – более 76 млн тонн. «Дефицита пшеницы не будет, а экспорт не должен превысить уровень прошлого года, который составил 12 млн тонн, – уверяет директор информационно-аналитического департамента РЗС Сергей Шаховец. – Резкое увеличение экспорта зерна невозможно даже технически. Пропускная способность российских портов всего 2 млн тонн зерновых в месяц».

Все предлагаемые меры демонстрируют отсутствие какой-либо внятной государственной политики по отношению к сельским жителям. Чиновники оказались не готовы к тому, что пшеница внезапно сравняется по спросу с нефтью. «Задача МЭРТа любой ценой сдержать рост цен на зерно и хлеб, а крестьяне, наоборот, почувствовали вкус денег – сейчас цена впервые за 10 лет на 0,9–1,9 тыс. рублей больше себестоимости тонны пшеницы, – говорит Сергей Шаховец. – Появилась возможность обновить технику, закупить качественные семена, расширить посевные площади. Если зерновиков лишат потенциальной прибыли, то какой смысл считать развитие сельского хозяйства приоритетным национальным проектом?»

Журнал «Финанс.» №36 (222) 24 сентября — 30 сентября 2007 — Что будет