Александр Тарабрин проиграл суд на 60 миллионов рублей

Решение суда полностью:

158_22368779
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17
http://www.msk.arbitr.ru
Именем Российской Федерации
Р Е Ш Е Н И Е
г. Москва, №А40-198255/18-158-1488
31 мая 2019 г.
Резолютивная часть решения объявлена 30 апреля 2019 г.
Полный текст решения изготовлен 31 мая 2019 г.
Арбитражный суд в составе:
председательствующего: судьи Худобко И. В.
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания
Шуваевой М.В., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску
ПУБЛИЧНОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА БАНК «ФИНАНСОВАЯ
КОРПОРАЦИЯ ОТКРЫТИЕ» (ИНН – 7706092528, дата регистрации – 26.07.2002г.,
115114, ГОРОД МОСКВА, УЛИЦА ЛЕТНИКОВСКАЯ, ДОМ 2, СТРОЕНИЕ 4)
к Тарабрину Александру Дмитриевичу
третьи лица: Центральный Банк Российской Федерации (г. Москва, ул. Неглинная, д.
12), Данкевич Евгений Леонидович,
о признании сделки недействительной
с участием представителей:
от истца – Архипенко А.Ю. по доверенности от 14.02.2019, Коньков А.А. по
доверенности от 22.03.2018 года,
от ответчика – Тарабрин А.Д. лично (паспорт), Тимошенко К.В. и Городисский А.А. по
доверенности от 06.09.2018 года №77/535-н/77-2018-10-1185, Якушев Д.Ю. по
доверенности от 06.09.2018 года №77/535-н/77-2018-10-1188,
от третьего лица ЦБ РФ — Авакян А.Р. по доверенности от 17.01.2019 №ДВР19-011/7.
В судебное заседание не явилось третье лицо гр. Данкевич А.Д.
УСТАНОВИЛ:
Иск заявлен о признании недействительной сделки по выплате ПУБЛИЧНЫМ
АКЦИОНЕРНЫМ ОБЩЕСТВОМ БАНК «ФИНАНСОВАЯ КОРПОРАЦИЯ
ОТКРЫТИЕ» в пользу Тарабрина Александра Дмитриевича премии в размере
60 000 000 руб. от 01.08.2017; о применении последствия недействительности данной
сделки путем взыскания с Тарабрина Александра Дмитриевича в пользу
ПУБЛИЧНОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА БАНК «ФИНАНСОВАЯ
КОРПОРАЦИЯ ОТКРЫТИЕ» денежных средств в размере 60 000 000 руб.
Определением суда от 30.01.2019 к участию в деле в качестве третьих лиц, не
заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, были
привлечены Центральный Банк Российской Федерации (далее – ЦБ РФ) и Данкевич
Евгений Леонидович.
В судебное заседание не явилось третье лицо (Данкевич Е.Л.), суд считает данное
лицо, надлежащим образом извещенными о времени и месте проведения настоящего
заседания в соответствии со ст. ст. 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации (далее – АПК РФ). Дело рассмотрено в отсутствие третьего
лица в порядке ст. ст. 123, 156 АПК РФ.
В судебном заседании истец поддержал заявленные требования, по основаниям,
изложенным в иске. Ответчик возражал против удовлетворения исковых требований по
2
доводам отзыва на исковое заявление и письменных пояснений. Третье лицо (ЦБ РФ) в
судебном заседании выступило на стороне истца.
Суд, рассмотрев исковые требования, исследовав и оценив по правилам ст. 71 АПК
РФ, имеющиеся в материалах дела доказательства, выслушав представителя истца,
лично ответчика, а также его представителей, представителя третьего лица (ЦБ РФ),
приходит к следующим выводам.
Судом при рассмотрении настоящего дела установлено, что Приказом Банка
России от 29.08.2017 №OД-2469 в соответствии со ст. 189.25, 189.26, 189.31
Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»
(далее – ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») с 30.08.2017 назначена временная
администрация по управлению ПАО Банк «ФК Открытие», приостановлены
полномочия исполнительных органов Банка, назначены руководители временной
администрации по управлению Банком, а также утвержден состав временной
администрации. В последующем, 15.09.2017 Банк России утвердил план участия Банка
России в осуществлении мер по предупреждению банкротства ПАО Банк «ФК
Открытие», которым предусмотрены докапитализация Банка и предоставление ему
средств на поддержание ликвидности. Приказом Банка России от 29.11.2017 №ОД-3341
(в соответствии со ст. ст. 189.26, 189.34 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»
прекращена деятельность временной администрации, назначенной Приказом №ОД-
2469, функции временной администрации возложены на ООО «УК ФКБС»,
приостановлены полномочия исполнительных органов Банка, назначены руководители
временной администрации по управлению Банка, а также утвержден состав временной
администрации. Приказом Банка России от 21.12.2017 №ОД-3603 прекращено
исполнение функций временной администрации, возложенных на ООО «УК ФКБС»
Приказом №ОД-3341. В декабре 2017 г. Банк России получил прямой контроль над
ПАО Банк «ФК Открытие» путем участия в его уставном капитале в размере 99,9%.
Данные обстоятельства подтверждаются предоставленными в материалы дела
доказательствами и не оспариваются лицами, участвующими в деле.
Судом при рассмотрении настоящего дела также установлено, что Тарабрин А.Д. в
период с 04.05.2016 по 25.08.2017 работал в ПАО Банк «ФК Открытие» и по состоянию
на 01.08.2017 занимал должность директора Департамента юридической поддержки
инвестиционных проектов.
Из предоставленного в материалы дела дополнительного соглашения от 30.11.2016
к трудовому договору №693/2016 от 04.05.2016, следует, что Тарабрин А.Д. работу по
указанной должности выполнял по внешнему совместительству и ему было
установлено неполное рабочее время: рабочий день – понедельник, выходные дни
вторник-воскресенье. Начало рабочего дня в 18 часов, окончание рабочего дня – 20
часов 30 минут; перерыв для отдыха и питания – 30 минут с 19 часов 00 минут до 19
часов 30 минут, продолжительность рабочего дня – 2 часа 00 минут. Из 4.1 данного
дополнительного соглашения следует, что за выполнение трудовых обязанностей,
предусмотренных договором, работнику (Тарабрин А.Д.) выплачивается должностной
оклад в размере 1 300 руб. в месяц, что составляет 5% от должностного оклада
директора Департамента юридической поддержки инвестиционных проектов с
нормальной продолжительностью рабочей недели – 40 часов, который подлежит
налогообложению в соответствии с законодательством РФ и включает в себя
подлежащий уплате налог н доходы физических лиц, а также иные налоги, если
таковые будут введены в дальнейшем законодательством РФ.
Также судом при рассмотрении настоящего дела установлено, что 01.08.2017
председателем правления ПАО Банк «ФК Открытие» Данкевичем Е.Л. был подписал
приказ №140-01/17мп «О выплате премии», в соответствии с которым, в числе прочего,
Тарабрину А.Д. была начислена премия в размере 60 000 000 руб. В тот же день
Тарабрину А.Д. была выплачена указанная премия, с учетом удержания налога на
доходы физических лиц. Данные обстоятельства не оспариваются лицами,
участвующими в деле, и подтверждаются предоставленными в материалы дела
3
доказательствами: приказ №140-01/17мп от 01.08.2017 «О выплате премии», выписка
из приложения №1 к данному приказу, платежное поручение №15694 от 01.08.2017,
расчетный листок за август 2017.
По смыслу абз. 12 ст. 2, ст. 31 и 189.9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»
санация (меры по предупреждению банкротства) представляет собой одну из
предбанкротных процедур, являющихся неотъемлемой частью отношений, связанных с
несостоятельностью кредитных организаций. В связи с этим таким организациям, в
отношении которых осуществляются подобные меры по предупреждению банкротства,
законодательно предоставлена возможность оспорить причинившие ее кредиторам
вред сделки, совершенные до начала санации, по правилам главы III.1 ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)» (п. 11 ст.189.40 данного закона).
Как следует из п. 11 ст. 189.40 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» сделка,
совершенная банком или иными лицами за счет банка, в отношении которого
осуществлены (осуществляются) меры по предупреждению банкротства с участием
Банка России или Агентства, предусмотренные параграфом 4.1 главы IX ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)», может быть признана недействительной по
заявлению указанного банка, Банка России, Управляющей компании или Агентства в
порядке и по основаниям, которые предусмотрены ФЗ «О несостоятельности
(банкротстве)», а также Гражданским кодексом Российской Федерации и другими
федеральными законами, с учетом особенностей, установленных параграфом 4.1 главы
IX ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
К оспариванию таких сделок применяются правила, предусмотренные главой III.1,
п.п. 1 — 10 ст. 189.40 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», если иное не
предусмотрено п. 11 ст. 189.40 названного закона. Периоды, в течение которых
совершены сделки, которые могут быть признаны недействительными в соответствии
со статьей 61.2 или 61.3 Закона №127-ФЗ, исчисляются с даты утверждения Советом
директоров Банка России плана участия Банка России в осуществлении мер по
предупреждению банкротства или с даты утверждения Комитетом банковского надзора
Банка России (а в случае, предусмотренном абзацем вторым пункта 3 статьи 189.49
настоящего Федерального закона, также Советом директоров Банка России) плана
участия Агентства в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка.
В силу п. 3 ст. 61.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», правила главы III.1
названного закона могут применяться, в частности к оспариванию действий,
направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в
соответствии с трудовым законодательством, в том числе к оспариванию соглашений
или приказов об увеличении размера заработной платы, о выплате премий или об
осуществлении иных выплат в соответствии с трудовым законодательством Российской
Федерации и к оспариванию самих таких выплат.
Согласно п. 1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», сделка,
совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании
банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана
арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении
обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и
(или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены
и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются
аналогичные сделки (подозрительная сделка).
Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в
частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если
рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им
иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного
встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств
такого встречного исполнения обязательств.
Как следует из пункта 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О
некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О
4
несостоятельности (банкротстве)» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ от
23.12.2010 №63), судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется
наличие обоих оснований, установленных как п. 1, так и п. 2 ст. 61.2 ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)». Если подозрительная сделка была совершена в
течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия
этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств,
указанных в п. 1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в связи с чем
наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности,
недобросовестности контрагента), не требуется. При этом неравноценное встречное
исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае,
если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в
худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых
в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (п. 8 Постановления
Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63).
Таким образом, принимая во внимание названные выше законодательные
положения, а также фактические обстоятельства, установленные судом при
рассмотрении настоящего дела и свидетельствующие о том, что ответчику
непосредственно перед утверждением Банком России Плана участия Банка России в
осуществлении мер предупреждению ПАО Банк «ФК Открытие» (утвержден Советом
директоров Банка России от 15.09.2017 протокол №24) была выплачена премия в
размере 60 000 000 руб., в ситуации выполнения Тарабриным А.Д. трудовых
обязанностей по совместительству, с установлением неполного рабочего времени – 2
часа в неделю, при ежемесячной заработной плате в размере 1 300 руб., суд приходит к
выводу о наличии необходимых правовых оснований для признании недействительной
сделки по выплате 01.08.2017 ПАО Банк «ФК Открытие» в пользу Тарабрина А.Д.
премии в размере 60 000 000 руб. применительно к положениям п. 1 ст. 61.2 ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)», как сделки совершенной в отсутствие равноценного
встречного предоставления.
Учитывая особенности спорной сделки (выплата премии) и признавая ее
недействительный в силу п. 1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», суд
учитывает следующие обстоятельства, которые свидетельствует об отсутствии
равноценного встречного предоставления:
1) соотношение спорной премии с фиксированной ежемесячной заработной
платой, установленной ответчику (премия в 46 153 раза больше ежемесячной
заработной платы);
2) судом при рассмотрении настоящего дела не установлено обстоятельств,
свидетельствующих о том, что ранее, в период исполнения ответчиком трудовых
обязанностей, последнему, по истечении аналогичного периода времени (полугодие),
выплачивались премии, которые в столь значительное количество раз превышали
установленный ежемесячный должностной оклад;
3) судом при рассмотрении настоящего дела не установлено обстоятельств,
свидетельствующих о том, что ранее в ПАО Банк «ФК Открытие» работникам,
замещавшим соответствующие должности по совместительству, с неполным рабочим
временем – 2 часа в неделю, выплачивались премии, которые более чем в 46 000 раз
превышали бы установленную ежемесячную заработную плату.
Более того, данные обстоятельства, характеризующие нетипичность спорной
сделки для Банка, не могут квалифицировать ее как сделку, совершаемую в процессе
обычной хозяйственной деятельности, в отношении которых предусмотрен иммунитет
от признания их недействительными (п. 2 ст. 61.4 ФЗ «О несостоятельности
(банкротстве)». В подобной ситуации, утверждение ответчика о том, что цена спорной
сделки не превышает одного процента стоимости активов ПАО Банк «ФК Открытие»,
определяемой на основании бухгалтерской отчетности за последний отчетный период
31.12.2016 не могут быть приняты судом во внимание.
5
Выводы суда о наличии необходимых признаков для признания спорной сделки
недействительной в силу п. 1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не могут
быть опровергнуть пояснения ответчика в отношении выполняемых им трудовых
функций и количества реального времени (по мнению ответчика, значительно
превышающего 2 часа в неделю) пребывания на работе. В частности, предоставленные
ответчиком в материалы дела сведения контроля доступа в помещения Банка не могут
свидетельствовать о том, что время пребывания ответчика в Банке было обусловлено
исключительно только исполнением обязанностей по занимаемой должности,
поскольку основным местом работы ответчика с 01.09.2015 являлось АО «Открытие
Холдинг», которое находится в одном здании с Банком. Более того, из данных
документов прямо следует, что ответчик посещал здание банка вплоть до 02.11.2017,
т.е. в течение значительного времени после увольнения его из Банка 25.08.2017, в то
время, как в указанный период ответчик по-прежнему был работником АО «Открытие
Холдинг».
Ссылка ответчика на реализацию, как он утверждает, крупных проектов (сделка по
приобретению Рокетбанка, сделка с корпорацией Apple для внедрения системы
мобильных платежей Apple Pay, сделка по продаже 19,8% акций кипрского Russian
Commercial Bank), также не может свидетельствовать о равнозначности выплаченной
ответчику премии, поскольку реализация подобного рода проектов непосредственно
входила в компетенцию ответчика, как директора Департамента юридической
поддержки инвестиционных проектов, которому был установлен должностной оклад в
размере 1 300 руб. Признавая несостоятельным данное утверждение ответчика, суд
также обращает внимание на то, что из предоставленной в материалы дела служебной
записки о выплате спорной премии, следует, что данная премия подлежит выплате в
связи с высокими показателями по прибыли Банка в первом полугодии 2017. Однако,
указанное обоснование не связано с каким либо особыми достижениями ответчика,
поскольку как в названном документе, так и в приказе, на основании которого была
произведена спорная выплата, не содержится сведений об особых достижениях
ответчика, в то время, как внутренние документы Банка предписывают детальное
описание особых достижений премируемых (приложение №5 к Положению об оплате
труда и премировании работников ПАО Банка «ФК Открытие». Версия 2).
Не может свидетельствовать о равноценности выплаченной ответчику премии и
предоставленное последним в материалы дела письмо от 29.01.2019 №15-УЛ АО
«ДОМ.РФ», поскольку из его содержания следует, что место работы для ответчика в
названном обществе является основным, в то время, как ранее судом было установлено,
что в Банке ответчик осуществлял работу по совместительству.
Признавая спорную сделку недействительной, применительно к названным выше
основания, суд учитывает, что законодатель в положениях ФЗ «О несостоятельности»
(банкротстве) предъявляет повышенные требования к сделкам, совершаемые в период,
предшествующий процедуре санации банков, а в связи с чем, оценка поведения
стороны такой сделки (не являющейся должником) в силу п. 1 ст. 61.2 ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)» не имеет правового значения. Вместе с тем, суд
отмечает, что при рассмотрении настоящего дела судом не установлено обстоятельств,
свидетельствующих о том, что поведение ответчика в момент совершения спорной
сделки каким-то существенным образом отклонялось от модели добросовестного и
разумного поведения, что позволяло бы спорную сделку квалифицировать как
недействительную, применительно к положениям ст. ст. 10, 168 ГК РФ. Отказывая в
признании сделки недействительной в силу ст. ст. 10, 168 ГК РФ суд также учитывает,
что выплата премии не предполагает совместных, согласованных действий Банка и
работника. При этом, истцом не представлено доказательств того, что работник в силу
занимаемой должности мог повлиять на решение о выплате Премии и (или) ее размер.
При этом о наличии со стороны ответчика признаков злоупотребления правом могли
бы свидетельствовать обстоятельства, когда, например, в ситуации, явно убыточной
деятельности банка истец сам бы установил себе премию (т.е. своим приказом).
6
Не находит суд правовых оснований и для признания спорной сделки
недействительной применительно к положениям п. 3 ст. 61.3 ФЗ «О несостоятельности
(банкротстве)», поскольку судом при рассмотрении настоящего дела не установлено
обстоятельств, безусловно свидетельствующих о том, что ответчик знал о признаках
неплатежеспособности или недостаточности у Банка имущества в момент совершения
спорной сделки. В пользу данного вывода суда свидетельствуют следующие
обстоятельства, установленные судом при рассмотрении настоящего дела. В частности,
судом установлено, что ответчик не входил в органы управления Банком, не являлся ни
заинтересованным лицом по отношению к Банку по смыслу ст. 19 и ст. 61.10 ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве) и в силу должности, которую он занимал, не имел
доступа к финансовым документам. Как ранее было установлено, ответчик занимал в
Банке должность директора департамента юридической поддержки инвестиционных
проектов, в состав которого также входило управление по правовому сопровождению
деятельности на рынке ценных бумаг. В указанной должности ответчик осуществлял
общее руководство функцией. Списочная численность сотрудников департамента
насчитывала 10-12 человек, из которых в состав управления входило 4-6 человек.
Функционал департамента юридической поддержки инвестиционных проектов
включал:
 консультации по выбору модели договорной конструкции для реализации
проекта (например, приобретение/продажа, совместная деятельность);
 представительство банка в государственных органах в рамках реализации
проекта, в том числе получение предусмотренных законодательством согласований и
разрешений государственных органов (например, ФАС, Банк России, CYSEC);
 правовое сопровождение профессиональной деятельности на рынке ценных
бумаг (брокерская, дилерская, депозитарная);
 правовая экспертиза сделок с финансовыми инструментами: акциями,
облигациями, ПФИ, рамочные соглашения RISDA, РЕПО, купля-продажа валюты,
банкнотные сделки;
 правовое сопровождение межбанковских операций: кредитные, депозитные и
конверсионные сделки, сделки с драгоценными металлами;
 правовое обеспечение деятельности по организации и сопровождению эмиссий,
выпуску и размещению финансовых инструментов (андеррайтинг, маркет-мейкерство,
агент по оферте, платежный агент, поддержание обращения ценных бумаг и
размещение ценных бумаг);
 проверка правоспособности контрагентов по указанным сделкам.
Данные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что ответчик не являлся
работником, выполняющим финансовую или бухгалтерскую функцию в Банке, равно
как и не являлся работником, принимающим риски, либо работником,
осуществляющим оценку рисков по смыслу нормативных документов Банка России.
Не может опровергать данный вывод суда и ссылка истца на то обстоятельство, что
ответчик по состоянию на 01.08.2017 являлся членом Рабочей группы по разработке и
реализации внутренних процедур оценки достаточности капитала Банка и являлся
также членом Комитета по финансовым рынкам Банка. Отклоняя данное утверждение
суд учитывает, что в силу ст. 11.1 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-I «О
банках и банковской деятельности» (далее – ФЗ «О банках и банковской
деятельности») органами управления кредитной организации наряду с общим
собранием ее учредителей (участников) являются совет директоров (наблюдательный
совет), единоличный исполнительный орган и коллегиальный исполнительный орган.
Текущее руководство деятельностью кредитной организации осуществляется ее
единоличным исполнительным органом и коллегиальным исполнительным органом.
Сведения о системе органов управления, в том числе исполнительных органов, и
органов внутреннего контроля, о порядке их образования и об их полномочиях должны
содержаться в уставе кредитной организации (ст. 10 названного закона).
7
В п. 12.1 устава Банка, действовавшего на дату выплаты премии (01.08.2017),
указано, что органами управления Банком являются Общее собрание акционеров,
Наблюдательный совет, Президент-Председатель Правления (единоличный
исполнительный орган), Правление (коллегиальный исполнительный орган).
Из изложенного следует, ни комитет, ни рабочая группа не являются органами
управления Банка, а ответчик не является заинтересованным лицом по смыслу ст. 19
ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку никогда не входил в органы
управления Банком согласно ст. 11.1 «О банках и банковской деятельности» и
учредительных документов Банка.
Таким образом, установление обстоятельств, связанных с должностными
обязанностями ответчика в Банке, свидетельствует о том, что у ответчика
отсутствовала возможность, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по
условиям оборота осмотрительность, установить наличие обстоятельств,
свидетельствующих о неплатежеспособности или недостаточности имущества Банка на
01.08.2017.
Более того, суд соглашается с позицией ответчика о том, что выплата ответчику
премии не повлекла за собой оказание ему предпочтения перед другими кредиторами
Банка. В частности, для того, чтобы оспорить премию на основании ст. 61.3 ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)» необходимо признать ее в качестве платежа,
повлекшего за собой оказание работнику предпочтения перед другими кредиторами
Банка. Согласно правовой позиции, сформированной в абз. 5 п. 10 Постановления
Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 №63 бремя доказывания того, что выплата работнику
премии повлекла за собой оказание работнику предпочтения, лежит на Банке. Однако,
истцом в материалы дела подобного рода доказательств не предоставлено.
Согласно абз. 9 п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 №63 платежи,
направленные на исполнение обязательств, относятся к случаям, указанным в абзаце
пятом п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, согласно которому сделка с предпочтением
может быть признана недействительной, если такая «сделка привела к тому, что
отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в
отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой
сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в
соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности
(банкротстве)».
Кроме того, оценивая установленные при рассмотрении настоящего дела
обстоятельства, а также принимая во внимание положения п. 2 ст. 61.2 ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)», суд не находит правовых оснований для
квалификации спорной сделки недействительной по названным основаниям. Анализ
положений п. 2 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» позволяет сделать
вывод о том, что для оспаривания сделки по выплате премии необходимо установление
следующих обстоятельств: премия выплачена работнику с целью причинить вред
имущественным правам кредиторов; работник знал или должен был знать о цели Банка
причинить вред имущественным правам кредиторов Банка к моменту выплаты премии;
в результате выплаты премии причинен вред имущественным правам кредиторов
Банка.
Таким образом, оспаривание премии по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 61.2
ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», предполагает, в числе прочего, обязанность
истца по доказыванию наличия у бывшего руководства Банка цели причинить в
указанных условиях вред имущественным правам кредиторов Банка и осведомленности
работника о наличии у Банка (в лице бывшего руководства) такой цели, а также сам
вред, который был нанесен кредиторам Банка в результате выплаты Работнику Премии.
Вместе с тем, ранее судом было установлено, что ответчик не являлся ни
заинтересованным лицом, ни контролирующим лицом по отношению к Банку. Данное
обстоятельство исключает возможность квалификации спорной сделки по названному
основанию.
8
Согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон
обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности
возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в
пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге)
возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не
предусмотрены законом.
Таким образом, поскольку судом сделка по выплате истцом 01.08.2017 в пользу
ответчика премии в размере 60 000 000 руб. признана недействительная, то данные
денежные средства в результате применения последствий недействительности данной
сделки должны быть взысканы с ответчика в пользу истца в полном объеме. При этом
суд не может согласиться с позицией ответчика о том, что спорные денежные средства
должны быть возращены истцу за вычетом удержанного налога на доходы физических
лиц.
Согласно п. 1 ст. 226 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ)
российские организации, индивидуальные предприниматели, нотариусы,
занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а
также обособленные подразделения иностранных организаций в Российской
Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик
получил доходы, указанные в п. 2 названной статьи, обязаны исчислить, удержать у
налогоплательщика и уплатить сумму налога. При этом в силу п. 4 названной статьи
налоговые агенты (в рассматриваемом деле истец) обязаны удержать начисленную
сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической
выплате, в то время как п. 9 прямо запрещает налоговым агентам уплачивать налог за
счет собственных средств.
Таким образом, анализ данных положений, применительно к фактическим
обстоятельствам рассматриваемого дела, позволяет прийти к выводу о том, что сумма
полученного ответчиком дохода в результате совершения оспариваемой сделки
составила 60 000 000 руб. и только в последующем, именно из данной суммы (все
деньги принадлежат ответчику) истцом, как налоговым агентом, был удержан и
уплачен налог на доходы физического лица.
Поскольку целью применения последствий недействительной сделки является
приведение сторон в первоначальное положение, то в пользу истца подлежит
взысканию вся сумма расходов – 60 000 000 руб., понесенных им в результате
совершения спорной сделки, а не только сумма денежных средств, которыми ответчик
получил возможность свободно распоряжаться ввиду ее поступления на его счет.
Суд соглашается с мнением истца, что иное толкование названных
законодательных положений приведет к возложению именно на истца, как налогового
агента, а не на ответчика, как налогоплательщика – физическое лицо, расходов
связанных с уплатой налога на доходы физических лиц, что будет прямо противоречить
императивной норме п. 9 ст. 226 НК РФ. Более того, суд отмечает, что положения ст.
78, 231 НК РФ, регулирующих порядок возврата налога, указывают, что именно
налогоплательщик, а не налоговый агент является конечным получателем суммы
возвращаемого налога, уплаченного в бюджетную систему Российской Федерации без
имеющихся к тому оснований. Следовательно, именно ответчик, уплатив налог на
доходы физического лица с полученного дохода (в том числе посредством удержания
суммы налога на доходы физического лица налоговым агентом) имеет право на возврат
соответствующей суммы.
Суд отмечает, что ответчик, в числе прочего, не лишен возможности
предоставления в налоговый орган заявления о зачете суммы налога, уплаченного в
доход федерального бюджета, при получении премии, в счет предстоящих платежей по
налогу на доходы физических лиц, как это предусмотрено в ст. 78 НК РФ.
Предоставленные сторонами данные бухгалтерской отчетности, а также иные
доказательства, характеризующие финансово-хозяйственную деятельность Банка,
применительно к установленному судом основанию для признания спорной сделки
9
недействительной (п. 1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») не имеют
правового значения, поскольку ранее судом были установлены юридически значимые
обстоятельства для признания спорной сделки недействительной (сделка была
совершенна меньше чем за два месяца до утверждения Советом директоров Банка
России плана участия Банка России в осуществлении мер по предупреждению
банкротства Банка; отсутствие равноценного встречного предоставления).
В соответствии с ч. 1 ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по
своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном
и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.
Исследовав и оценив в совокупности представленные доказательства, суд приходит
к выводу, что требование истца подлежат удовлетворению, поскольку документально
подтверждено доказательствами, имеющимися в материалах дела, а ответчик не
представил доказательств, опровергающих утверждение истца, тогда как в силу ст. ст.
65, 68 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказывать обстоятельства,
на которые оно ссылается, и которые должны быть подтверждены определенными
доказательствами.
Расходы по уплате государственной пошлины относятся на ответчика в
соответствии со статьями 110,112 АПК РФ.
С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 4, 9, 49, 65, 67-71, 102, 110, 121, 123,
156, 163, 167-170, 171, 176, 180, 181 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации, суд
РЕШИЛ:
Удовлетворить исковые требования.
Признать недействительной сделку по выплате ПУБЛИЧНЫМ АКЦИОНЕРНЫМ
ОБЩЕСТВОМ БАНК «ФИНАНСОВАЯ КОРПОРАЦИЯ ОТКРЫТИЕ» в пользу
Тарабрина Александра Дмитриевича премии в размере 60 000 000 (шестьдесят
миллионов) рублей от 01.08.2017.
Применить последствия недействительности данной сделки: взыскать с Тарабрина
Александра Дмитриевича в пользу ПУБЛИЧНОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА
БАНК «ФИНАНСОВАЯ КОРПОРАЦИЯ ОТКРЫТИЕ» денежные средства в размере
60 000 000 (шестьдесят миллионов) рублей.
Взыскать с Тарабрина Александра Дмитриевича в пользу ПУБЛИЧНОГО
АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА БАНК «ФИНАНСОВАЯ КОРПОРАЦИЯ
ОТКРЫТИЕ» расходы по оплате государственной пошлины в размере 6 000 (шесть
тысяч) рублей.
Решение может быть обжаловано в порядке и сроки, предусмотренные
Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.
Судья И.В. Худобко
Электронная подпись действительна.
Данные ЭП: Удостоверяющий центр ФГБУ ИАЦ Судебного
департамента
Дата 26.03.2019 17:04:01
Кому выдана Худобко Иван Васильевич