Зови ГАИ

До недавнего времени о так называемых автоподставах я слышал разве что из криминальных телехроник и рассказов знакомых. Надеялся, что явление это существует параллельно мне и пересечься с ним не доведется. Напрасно.

Возвращаться – дурная примета, но пришлось: документ, без которого моя поездка теряла смысл, остался дома. Вернулся, взял и снова поехал. Перекресток, поворот, проспект. Надо бы заправиться. Собираюсь перестроиться в крайний правый ряд. Справа вроде бы паркуется иномарка: я ей не мешаю, она мне тоже, других машин не видно. И только я возвращаюсь к обзору дороги впереди себя, как боковое зрение уведомляет меня о быстро приближающемся объекте сзади и справа, и вот я уже чувствую легкий удар. Сцепление-тормоз, полная остановка. «Попал!» – первая моя мысль. «Куда это он поехал?!» – вторая. Водитель машины – той самой иномарки, которая «вроде бы парковалась», вопреки здравому смыслу и правилам дорожного движения медленно, но верно продолжает «крутить педали». Я понятия не имею, как он умудрился до меня «дотянуться», но чувствую себя виноватым в этой ситуации: не просчитал маневр, «поймал» помеху справа.

Когда наши машины поравнялись, «жертва» моей, как мне тогда казалось, оплошности вышел и решительно двинулся ко мне. Ни в словах, ни в жестах моего оппонента не было и намека на агрессию: лишь великая досада. Наигранная, как я понял несколько позже. Пока же передо мной стоял коренастый мужичок лет сорока, по красным щекам которого вот-вот скользнет слеза. Мизансцена произвела на меня впечатление, но исполнитель, видимо, ждал большего эффекта. Испытав некоторое сочувствие к нему, а заодно угрызения совести, я все же решил сосредоточиться на деле – цене вопроса. Мужичок быстро понял мои намерения и, пока я вставал из-за руля, резво вскочил в свою иномарку, которая спустя несколько мгновений спряталась за припаркованными машинами метрах в 20 от меня.

Маневр был столь неожиданным и стремительным, что я даже не успел разглядеть марку автомобиля, отметив лишь его принадлежность к средней ценовой категории. Кажется, у него не было обычных номеров, а нечто подобное «транзитам» едва проглядывало за тонированными стеклами. «Потерпевший» не дал мне опомниться, все так же причитая: «Куда же ты ехал?! Ты же меня видел!» – он спешно возвращался на место ДТП. Я повернулся в сторону своей машины, но толком разглядеть собственные «раны» мне помешали. На сцене появился новый персонаж – пассажир «краснолицего».

Очень молодой, своим поведением он словно давал понять, что способен найти простое решение даже в безвыходной ситуации. От эмоций перешли к делу. «У тебя страховка есть?» «Есть», – ответил я. На лице оппонентов отразилось едва заметное сожаление, хотя, возможно, мне это лишь показалось. «Ты б машину-то убрал, сейчас пробку соберем», – сменил тему молодой человек. «Я ж говорю – у меня страховка. Зачем я буду оставлять место ДТП, кто по ней потом заплатит?» – отвечаю я. «Да ты и так оставил место аварии, отъехал ведь. А теперь того и гляди еще одну машину сзади поймаешь», – не унимался «доброжелатель». Игнорирую. От той точки, где я почувствовал удар, меня отделял лишь короткий тормозной путь.

«Вызываем ГАИ?» – вопрошает молодой. «Вызываем», – не возражаю я. Мой собеседник берет в руки мобильный, звонит, рассказывает, что случилось, называет примерный адрес. И я звоню, но только в страховую компанию и излагаю ее сотрудникам примерно то же самое. Оппоненты живо интересуются, что мне ответили. «Сказали, ГАИ вызывают», – не скрываю я. На сей раз тревога на лицах заметнее. Ждем. Недолго. У краснолицего заиграла мелодия мобильного. Отступившая было досада вспыхивает в его голосе снова, когда он докладывает о содержании телефонного разговора. Оказывается, звонил его шеф, которого он возит на этой самой попавшей в ДТП иномарке, и срочно вызывает. Полный цейтнот. Мужичок буквально умоляет меня доехать до ближайшего поста ГАИ и там по-быстрому все оформить: мол, правила позволяют. Вынужден отказать: я все меньше чувствую себя виноватым в ситуации и все больше понимаю, что время играет в мою пользу. Так оно и есть.

Поторговавшись со мной еще немного, напарники несколько раз чертыхнулись и ретировались. Я дождался инспектора ГИБДД, который полностью подтвердил мои подозрения: царапины на машине – это след не от столкновения, а от наждачной бумаги. Я так и не понял, когда злоумышленники успели пройтись ею по моему авто и каким образом им удалось имитировать удар. Да не очень и старался, так же как никогда не пытался раскусить фокусы Дэвида Копперфилда. Ведь царапины – это проблема, но, вероятно, не такая большая, которую сулило оставление места ДТП и отказ от услуг настоящего ГАИ.

Журнал «Финанс.» № 40 (130) 31 октября – 6 ноября 2005 – Автофинансы
Александр Сафронов