Гарантии от непутевых

Федеральное агентство по туризму разработало поправки к «Закону об основах туристской деятельности». 18 октября они были приняты в первом чтении Госдумой. Изменить существующий порядок нужно в первую очередь во благо российского путешественника, утверждают авторы проекта. Сейчас турист, пострадавший от действий недобросовестного оператора, далеко не всегда может отстоять свои интересы даже если суд выносит решение о принудительном взыскании с фирмы суммы ущерба. Нередко оказывается, что у нее попросту нет имущества или средств на расчетном счете. А значит, возместить убытки было просто нечем и турист остается с носом. Такое безрадостное положение объясняется тем, что турфирме относительно легко получить лицензию. Сделав это, некоторые компании не очень-то пекутся о качестве предоставляемых услуг, а то и вовсе исчезают, предварительно собрав приличную сумму с клиентов.

Теперь лицензии хотят отменить, а бороться с мошенничеством станут с помощью финансовых гарантий, которыми, согласно законопроекту, должен будет обзавестись каждый туроператор. Авторы поправок предлагают завести специальный государственный реестр, в который будут заносить получившие гарантии компании. Туда разумно будет заглянуть перед тем, как купить путевку.

Инструментов на выбор предлагается два: банковская гарантия возмещения убытков или страхование гражданской ответственности в пользу третьих лиц. Таким образом, недовольный потребитель сможет потребовать компенсации причиненного ущерба у непосредственного гаранта – банка или страховой компании. Если туроператор не согласен с претензиями своего клиента, то вопрос о выплате возмещения решается в суде. Если турист сумеет доказать, что он не получил обещанные услуги в полном объеме или что ему их вовсе не оказали, суд обяжет гаранта выплатить деньги.

Предметы для спора. Несмотря на кажущуюся простоту новой схемы, к ее разработчикам уже возник ряд вопросов. Например, не понятно, как она будет работать, если тур был куплен не у туроператора, а в туристическом агентстве. «Как страховщик будет отвечать по договору, который в 95% случаев заключает агент, а не туроператор?» – недоумевает председатель Российского союза туриндустрии Сергей Шпилько.

Недовольство и споры вызвали и размеры финансовых гарантий. Для российских фирм, обслуживающих только внутренний туризм, в законопроекте предусмотрена сумма 1 млн рублей, а для занимающихся международными направлениями или работающих как внутри, так и на выезд – 10 млн рублей. Выдавать гарантии предполагается на год, а за три месяца до истечения срока туроператор должен будет продлить договор. Заместитель руководителя федерального агентства по туризму Надежда Назина подчеркивает, что суммы не являются депозитарными, а значит, фирмам бояться нечего: из оборота эти средства выводиться не будут. Речь, по ее словам, будет идти только о плате за предоставление гарантии, то есть об 1–4% от ее объема. Тем не менее участников рынка удивляет отсутствие четкого обоснования указанных в законопроекте сумм. Сергей Шпилько поделился впечатлениями: «Когда я спросил, откуда взялись эти 10 млн рублей, мне ответили, что это стоимость чартера в Австралию. Без комментариев».

Сколько в действительности придется платить фирмам и как это отразится на рынке – вопрос пока открытый. Туроператоров, занимающихся исключительно внутренними направлениями, можно пересчитать по пальцам: абсолютное большинство участников рынка работают «на два фронта». Поэтому в равенстве размеров финансовых гарантий некоторые участники рынка узрели глубокую несправедливость: 10 млн рублей для мелких туроператоров могут оказаться неподъемной суммой. Авторов законопроекта не случайно обвиняли в том, что они привлекали к его разработке только представителей крупного бизнеса. В этой связи звучат предложения привязать размер гарантии к обороту фирмы или даже к стоимости путевок. Тогда и небольшие туроператоры не окажутся в невыгодном положении. Сейчас же они опасаются, что нынешняя редакция закона ставит под угрозу малорентабельные виды туризма. Те, кто предлагает активный отдых, например двухдневный сплав на байдарках где-нибудь в Ивановской области, или устраивает дешевые экскурсии для детей, возможно, откажутся от предоставления этих услуг.

На эти возражения сторонники поправок отвечают, что мелкий туроператор – понятие умозрительное. Даже самая «плохонькая» турфирма, по словам Надежды Назиной, должна тратить 700–840 тыс. рублей ежемесячно на зарплату, аренду офиса и т. д., а значит, и деньги на страховую премию у нее найдутся. Оптимисты видят в законопроекте короткий путь к оздоровлению рынка. Сейчас, по их оценкам, в России работают более 1,5 тыс. туроператоров. А это слишком уж много. Например, во Франции их всего около 500. К тому же, считают авторы поправок и их сторонники, нововведения позволят рынку не только сбросить «балласт», но и повысят прозрачность работы туроператоров. В противном случае фирмам будет просто трудно находить общий язык с банками и страховщиками.

Однако многие опасаются, что сокращение числа туроператоров может привести к появлению сговоров между особо крупными фирмами. По оценкам Сергея Шпилько, в случае серьезного потрясения рынок может сократиться приблизительно на 20%, а колебания цен отразятся в первую очередь на покупателе. Впрочем, как считают сами операторы, принятие поправок к закону не отразится на стоимости путевок сразу: цены на туристические услуги определяются рынком и фактическое увеличение их себестоимости вряд ли можно будет покрыть за счет цены тура.

Журнал «Финанс.» №43 (180) 6-12 ноября, 2006 — Экономика
Марта Маковецкая