«Жизнь» пришла

До нашей конторы добрались финансовые консультанты. Даже до нашего финдиректора добрались. Запудрили-таки мозги секретарю и добрались. Откуда взялось у этих «языкастых» наше штатное расписание, гадаем до сих пор. Но потревожили они, причем персонально, исключительно руководящий состав.

Помнится, в начале 90-х по столичным улицам бродили до неприличия прилично одетые молодые люди, пытаясь сбыть всякую ерунду: от беллетристики и бижутерии до «паркеров» и «ролексов». Им в принципе было все равно, что продавать, а уж тем более кому. Эти другие. Эти торгуют жизнью. Эти – страховые агенты.

Назойливые страховые агенты. Прозрачные намеки они понимать отказываются, а прямо отослать по «непечатному» адресу руководство не решилось, рассудив, что с ними, точнее с их работодателями, вполне возможно, придется иметь дело. «Финконсультироваться» за всех отрядили меня. «Финконсультировать» взялась некая Елена из компании… А впрочем, неважно.

– У меня есть немного времени, я могу подъехать к вам в понедельник с утра или во вторник к двум, – обнаглела барышня. – Надеюсь, вам это тоже удобно.

– Вы знаете, мне вообще как-то неудобно. Может, без встреч обойдемся. Телефон есть, электронная почта…

– Но как же?

– Ну как-нибудь.

По телефону так по телефону. Елена огорчилась, и это понятно: ни тебе заглядываний в глаза, ни тебе изящной жестикуляции, ни тебе бесплатной улыбки – в общем, нечем привлечь мое внимание. Начался монолог. Про «уникальное инвестиционное предложение», про финансовое планирование, про «гарантии на будущее», про надежность компании… «Про хлеб бы не забыть – по дороге домой купить», – я уже несколько минут думал о своем, насущном.

– …вот скажите, у вас дети есть? – вопрос вернул меня к беседе.

– Сын, а что?

– Вы, наверное, хотите накопить ему на взрослую жизнь. На образование. Бесплатного ведь уже не найдешь. Да и вообще, какую-то стартовую сумму не помешало бы…

– Не помешало бы. Вот я и…

– А давайте я рассчитаю вам программу. Так сколько лет вашему сыну?

– Два.

– …в институт он пойдет в семнадцать, значит, копить будем пятнадцать лет. А сумма?

– Ну, пусть будет $100 тыс., – сдаюсь.

Далее барышня поинтересовалась моим возрастом и обещала в скорости прислать расчет цены вопроса. Перед этим она еще несколько раз повторила, что я не прогадаю, если куплю полис, а еще больше выиграет ребенок. Дескать, даже если с отцом что-то случится («все в жизни бывает» – убил бы за эту фразу!), деньги на образование – $100 тыс. и ни копейкой меньше – он получит.

Агент не обманула, в том смысле, что всего через пару часов в мой почтовый ящик свалилось письмо с расчетами, бланком полиса, правилами страхования. Из присланного следовало: чтобы накопить за 15 лет пресловутую сотню, в год надобно вносить $5569. То есть общая сумма взносов составит $83 535. Остальное, надо полагать, принесет та «уникальная инвестиционная услуга», про которую я только что прослушал лекцию. Чуть менее 20% за 15 лет… Смущает. Впрочем, так считать некорректно. Загрузил «эксель». Там есть одна замечательная функция. Искать надо в категории «финансовые», называется «СТАВКА». Вводятся конечная сумма (там она называется будущей стоимостью – Бс), размер ежегодного взноса (выплата – Плт) и срок накопления (число периодов – Кпер). На выходе получается как раз ставка инвестиционного дохода. Умноженная на 100, она принимает выражение в процентах годовых. Есть небольшой нюанс: чтобы формула правильно сработала, значение, соответствующее взносам, должно быть отрицательным. Кстати, с помощью этой функции я неоднократно считал так называемую эффективную ставку по кредитам. Суть, собственно, одна и та же – аннуитетные платежи. Просто в случае со страхованием жизни получается, что ты в долгу сам у себя. А коли у банка, то в функцию вносятся размер разового платежа, срок кредита и сумма займа (она указывается в поле «приведенная стоимость» – Пс). Вспомнилась формула из пройденного когда-то «матана».

Рассчитал. Вышло, что мне предлагают «инвестировать» по ставке 2,5% годовых. Даже самый скупой банк по депозитам дает больше. И в этом смысле предложение действительно «уникально». Ах да, чуть не забыл! В полис же включен риск смерти и инвалидности. Не поленился, глянул на сайте компании, сколько стоят эти риски для меня. $942 в год. Вычел их из размера предложенного взноса, чтобы посчитать «чистый» инвестиционный доход. Впрочем, это не совсем правильно. Во-первых, по условиям предложенного мне полиса, вне зависимости от того, когда может «что-то случиться», страховая сумма выплачивается лишь спустя 15 лет после заключения договора. Во-вторых, сумма накоплений постоянно растет, а следовательно, финансовый риск страховщика уменьшается, и к концу действия полиса он практически отсутствует. То есть $942 в год – сильно завышенная «рисковая составляющая» в стоимости страховки. Но пусть, возьмем по максимуму. Итак, ежегодный «чистый» инвестиционный взнос $4627 в год. Согласно «экселевским» расчетам, ставка при таком раскладе вырастает до 5% годовых. Опять мало, очень мало. Даже до уровня инфляции не дотягивает. А тут ведь еще валютный риск. Кто его знает, во что $100 тыс. через 15 лет превратятся. Летом читал, что не ровен час доллар девальвируют процентов на 30.

Может быть, я что-то пропустил. Может быть, про все про это в правилах страхования написано. Открываю. Изучаю. Ага, вот оно! «По итогам каждого финансового года Страховщик определяет дополнительную норму доходности, используемую для расчетов, и проводит расчет изменения страховых сумм (страховых взносов) в установленном им порядке», – гласит один из пунктов. То есть «может быть», но «не факт», и вообще, «посмотрим на ваше поведение».

Информацию систематизировал, интерпретировал, довел до коллег. Интерес она, естественно, не вызвала. Разве что один из них вспомнил, как ему пытались продать нечто подобное году в 97-м:

– Знакомая жены все верещала: купи, не пожалеешь, не прогадаешь, потом продашь такой же еще кому-нибудь – деньги вернешь. Короче, многоуровневый маркетинг. Фишка-то простая. «Агентша» с меня тогда тысячу (долларов. – Ф.Р.) в первый год просила. И если б я у нее купил страховку, а потом сам бы стал этим «добром» торговать, то как раз примерно тысячу с каждого «разведенного» имел. С первого взноса страховая получает мало: расходы свои покрывает, ну и чуть-чуть сверху, остальное – агенту. А почему бы нет? Клиент потом сам, как миленький, придет и денежку принесет. Не станет же он просто так тысячами разбрасываться. А забрать свои взносы сразу никто не даст. Разве что лет так через пять, когда уже все «насытятся». Спорим, в «твоей» страховой в первые два года выкупная сумма вообще не выплачивается?

Журнал «Финанс.» № 41 (178) 23 – 29 октября 2006 г — Ф.рублёв