Private-банкинг: особые условия, личный менеджер и почетное место в сворованной базе данных

Гендиректор строительной фирмы Юрий, не пожелавший называть свою фамилию, человек успешный. Его частному бизнесу четыре года, дела идут в гору. Сегодня у предпринимателя квартира в центре Москвы, дача в Пестово, недвижимость в Таиланде, несколько престижных автомобилей. По мере роста бизнеса Юрий стал озадачиваться вопросом выгодных инвестиций. Но доверять все деньги банкирам бизнесмен не спешил. «Не хотелось «засвечивать» свой достаток, – рассказывает собеседник «Ф.». – Человек я законопослушный, но все же меня смущали различные истории о взаимодействии банков с правоохранительными органами, выемках документов и серверов. Да и «гуляющие» по рынку базы данных оптимизма не внушали».

Вместе с тем private-банкинг – индивидуальное обслуживание состоятельных частных лиц – сегодня становится все более популярной услугой. Открыто рекламировать, конечно, ее не принято – ведь это не массовый продукт. Но изобретательные банки завлекают богатых граждан самыми разными способами. К примеру, топ-менеджер одного издательства рассказал «Ф.», что буквально перед майскими праздниками получил приглашение от Юниаструм-банка на семинар: как защитить свой капитал. Занятия проводит не кто иной, как совладелец «Юниаструма» Георгий Писков, при этом стоимость участия – 12 тыс. рублей.

Изучив различные предложения и поговорив с друзьями, Юрий все-таки решил рискнуть – «подключиться» к индивидуальному банкингу. «Сервис не для бедных, от массового обслуживания отличается примерно так же, как Bentley от “Жигулей”«, – увещевали Юрия коллеги по бизнесу. Служащие кредитной организации в свою очередь заверили бизнесмена: «В рамках обслуживания состоятельных клиентов банковская тайна защищается особенно тщательно».

Обычно минимальная свободная сумма, имея которую можно рассчитывать на подключение к private-банкингу, составляет $100 тыс. Юрий, выбрав банк из первой десятки, был готов разместить $300 тыс. «Мне предложили широкий спектр инструментов для вложений, в том числе ОФБУ, ПИФы, – говорит гендиректор, – а что касается классических вкладов, то доходность по ним для вип-клиентов оказалась на 1,5–2,5 процентного пункта выше, чем для “простых смертных”».

Бизнесмен решил положить на годовой депозит под 12% половину суммы, а оставшиеся $150 тыс. отдать в доверительное управление (ДУ). Услуга предполагает, что все заботы об управлении деньгами ложатся на плечи личного управляющего. От клиента требуется только выбрать инвестиционную стратегию, предполагающую разные уровни доходности и соответственно риска. Для состоятельного гражданина разрабатывают индивидуальный инвестиционный портфель.

Мне были предложены разные стратегии, рассказывает Юрий. Первая – консервативная (вложение в государственные и корпоративные облигации) с ориентировочной доходностью 15% в год и максимально возможными потерями 5% от портфеля. Вторая – сбалансированная (облигации и акции предприятий) с доходностью 25–30% годовых и риском лишиться не более 10% от доверенных средств. И наконец, агрессивная стратегия (главным образом акции) с предполагаемой доходностью 40–50% в год и максимальными убытками не более 20%.

Юрий, не склонный рисковать своими сбережениями, выбрал консервативную стратегию. «Несмотря на это, менеджеру удалось заработать 21% годовых», – рассказывает собеседник «Ф.». 12% принес вклад. В результате Юрий заработал почти $50 тыс. «А если бы просто разместил все деньги на депозит, то получил бы только $36 тыс.», – говорит гендиректор фирмы. Однако 1% от отданной в ДУ суммы ($1,5 тыс.) Юрий заплатил в качестве фиксированной комиссии. Кроме того, пришлось отдать банку 10% от дохода сверх 10% годовых ($1,7 тыс.) в качестве премии за успех.

«Став вип-клиентом крупной кредитной организации, я получил не только личного управляющего, но и другого индивидуального менеджера, которого впоследствии так и называл – “мой банкир”«, – говорит Юрий. На этого специалиста были переложены все заботы по внесению различных платежей, в том числе коммунальных, за услуги связи. Личный банкир бронировал авиабилеты, гостиницы, оформлял визы и даже выбирал место, где провести отпуск. «У меня не было времени на поиски, а для жены хотелось сделать сюрприз», – рассказывает Юрий.

Почувствовав все прелести вип-обслуживания, Юрий поручил банковскому менеджеру даже выбор подарков для родственников на различные праздники. «Но я быстро оказался от этой затеи, – рассказывает собеседник «Ф.», – остановил опыт друга, который из-за невнимательности личного менеджера два раза подряд на новый год подарил жене одни и те же серьги».

За год пользования private-банкингом Юрию только дважды пришлось побывать в банке: первый раз для ознакомительной беседы, второй – для заполнения всех документов и заключения договоров. Все остальные указания управляющему и менеджеру давались по телефону, а при необходимости специалисты приезжали сами в офис или даже домой, привозили необходимые документы, забирали деньги.

Однако руководитель одной из телекоммуникационных компаний, с которым пообщался «Ф.», не разделяет восторга Юрия в отношении индивидуального банковского обслуживания. «Я несколько лет пользуюсь этой услугой и пришел к выводу, что зачастую банки обещают гораздо больше, чем выполняют на самом деле, – поделился собеседник. – Скажем, один раз мне нужно было срочно решить важный финансовый вопрос, который возник вечером. Но до середины следующего дня я так и не смог дозвониться личному менеджеру и сделка сорвалась». Отметим: в рамках private-банкинга личный менеджер должен быть доступен (так заявляют банкиры) 24 часа в сутки.

Другой бизнесмен рассказал, что его коллега «пострадал» из-за деликатного вопроса: личный банкир приезжал по делам домой к клиенту и случайно обронил записную книжку, где составлял расписание встреч своего «подопечного». В списке фигурировали не только партнеры по работе, но и «подозрительные» женские имена. «Вышел страшный скандал с женой», – вспоминает собеседник.

Личные менеджеры вникают во многие вопросы, связанные с бизнесом и частной жизнью клиента. С одной стороны, это очень удобно, не нужно лишний раз тратить время на объяснения – банкир знает, что нужно сделать и когда. С другой стороны, как бы кредитные организации ни заверяли в суперконфиденциальности, случиться может всякое. «Нельзя исключать, что менеджер за солидное вознаграждение продаст информацию о вип-клиенте его конкурентам», – говорит председатель совета директоров компании «Феликс» Илья Кондратьев. Вице-президент Ассоциации региональных банков России Александр Хандруев высказался более резко: «Я не верю в private-банкинг в стране с коррумпированными правоохранительными органами. В стране, где на улице продаются самые разные базы данных, в том числе с информацией о клиентах кредитных организаций».

ОПЫТ: Неприятный банкинг

Супруга узнала, что сокращение лимита на ее карточке в прошлом месяце произошло вовсе не из-за технического сбоя, а по настоянию мужа, и закатила скандал.

«Об этом жене моего знакомого проговорился личный банковский менеджер», – рассказал «Ф.» один из собеседников. «Помимо “платиновой” карты мне выдали “золотую”, потом вообще завалили разными платежными и скидочными пластиками, которыми я никогда не буду пользоваться, – рассказывает директор строительной фирмы, – при этом каждая ненужная карта стоит недешево». Другой бизнесмен, который по старинке держит деньги в Сбербанке, не так давно получил предложение обслуживаться в специальном элитном офисе в центре столицы у персонального менеджера. Но он и там увидел большую очередь – из «элитных» посетителей. «Мне заблокировали карту, когда я находился за границей, – вспоминает бывший вип-клиент одного из крупных российских банков. – В кредитной организации произошел какой-то технический сбой, пластик заработал лишь через несколько дней». Бизнесмен закрыл свой счет в этой кредитной организации и открыл в другой – зарубежной: «Бесперебойный доступ к средствам мне важнее, чем персональное обслуживание и экономия времени на бронировании гостиниц».

Журнал «Финанс.» №17(203) 7-13 мая 2007 — Банки