Как банк, находящийся в «сфере интересов» Алексея Френкеля, вернул себе лицензию

После отзыва лицензии «выжить» еще не удавалось ни одной кредитной организации. У «Империала», потерявшего право на банковскую деятельность в августе 1998 года, получилось добиться в суде приостановления действия приказа ЦБ – это произошло 2 июля 1999-го. После этого регулятору пришлось вернуть банку лицензию. Но поскольку в «Империале» шла процедура банкротства, статус финучреждения оказался нелепым: банкрот с банковской лицензией. В мае 2000 года банкротство было остановлено, «Империалу» удалось проработать до января 2004 года, когда ЦБ поставил в деле точку, вновь отозвав у банка лицензию.

РТБ-банк лишился лицензии в апреле прошлого года. Это некрупная кредитная организация, которая на 1 января 2006-го по активам находилась в самом конце седьмой сотни. Применение высшей меры регулятор объяснил тем, что банк вел рискованную кредитную политику, не имел адекватных резервов на возможные потери по ссудам, а также не информировал своевременно Росфинмониторинг о сомнительных операциях клиентов.

«Странные вещи» в банке начали происходить задолго до отзыва лицензии. Так, в сентябре 2005 года собственники кредитной организации объявили о снижении уставного капитала с 747 до 462,4 млн рублей. «Уменьшение капитала стало следствием предписаний со стороны ЦБ, – говорит источник «Ф.», знакомый с ситуацией в банке. – Кроме того, в марте 2005-го РТБ не приняли в систему страхования вкладов (ССВ). Совладельцы кредитной организации, почувствовав неладное, стали забирать свои доли».

Сегодня 100% РТБ-банка, по данным его сайта, принадлежит Межрегиональной инвестиционной компании. Однако на рынке считают, что кредитная организация связана с опальным ныне Алексеем Френкелем, который обвиняется в убийстве первого зампреда ЦБ Андрея Козлова. «Банк находился в сфере его интересов», – подтверждает председатель совета Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов.

Тем не менее РТБ удалось через суд снова попасть в ряды действующих финучреждений. В октябре прошлого года ЦБ сообщил о прекращении работы в банке временной администрации «в связи с решением Арбитражного суда Москвы». В чем заключалось решение, регулятор не сообщил. На рынке этой новости особенного значения никто не придал: решили, что как обычно последует назначение конкурсного управляющего, или ликвидатора. Кто бы мог подумать, что суд окажется на стороне кредитной организации. РТБ-банк, опасаясь «сглазить», решение суда афишировать не стал. ЦБ в свою очередь в распространении подобной новости также был не заинтересован. «Банку удалось доказать необоснованность отзыва лицензии, в частности, отсутствие нарушений закона об отмывании», – говорит источник, знакомый с ситуацией в РТБ.

Центробанк попытался оспорить решение арбитражного суда в апелляционной инстанции, но снова проиграл. В декабре РТБ-банк возобновил работу. Сегодня на сайте ЦБ в разделе, посвященном информации о РТБ, значится: «Лицензия восстановлена по решению Арбитражного суда г. Москвы от 10.10.2006 и постановлению Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2006».

Ни в РТБ-банке, ни в ЦБ тяжбу не комментируют. Собственно, говорить об окончательной победе пока рано. Источник «Ф.» в ЦБ сообщил, что регулятор будет судиться и дальше – остается еще две инстанции.

Системные причины. Любопытно, что РТБ-банк вступил в судебное разбирательство с ЦБ только тогда, когда дело дошло до отзыва лицензии. С отказом регулятора дать пропуск в ССВ кредитная организация смирилась. Вместе с тем последние несколько лет именно недопуск в ССВ является основной причиной, по которой банки ввязываются в тяжбы с Центробанком. Ведь даже если кредитная организация не делает ставку на работу с частными лицами, отказ ЦБ от приема в ССВ означает серьезный репутационный ущерб, за которым, как показывает практика, может следовать «медленная смерть». Да и в любом случае банку-корпоративнику нужно иметь право обслуживать граждан, иначе кредитная организация не сможет предложить клиентам-юрлицам зарплатные проекты для сотрудников и индивидуальное обслуживание руководства.

Но нельзя сказать, что иски против ЦБ стали массовым явлением. В ССВ за все время ее существования регулятор не пропустил около 200 кредитных организаций. И только порядка 30 из них решили поспорить с Центробанком через суд. Многие проиграли процесс в первой инстанции и на том успокоились. Другие продвинулись чуть дальше. Но до сих пор ни один банк не стал участником ССВ в результате выигранного дела. При этом известны случаи, когда тяжба с ЦБ оборачивалась крахом для финучреждения.

«Я бы не советовал кредитным организациям судиться с Центробанком, – говорит юрист московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Сергей Шевченко, – учитывая, что банки находятся в полной надзорной зависимости от регулятора». Но, по мнению исполнительного вице-президента Ассоциации российских банков Анатолия Милюкова, тот факт, что некоторые кредитные организации все же решаются подавать иски против ЦБ, – хороший признак: «Формируется арбитражная практика, создаются прецеденты». «Финучреждения стали чаще выигрывать иски, – комментирует Алексей Мамонтов, – при этом регулятору все сложнее обосновывать свою позицию из-за критики со стороны банковского сообщества и депутатов».

Вип-дело. Одним из самых громких судебных разбирательств в банковской среде стала тяжба Вип-банка с регулятором. Финучреждение «прославилось» во многом благодаря своему бывшему руководителю Алексею Френкелю. Хотя изначально экс-председатель правления не афишировал успех в арбитражном суде. Как рассказывают бывшие сотрудники Вип-банка, у его главы были неформальные договоренности с Андреем Козловым, согласно которым стороны обещали не предавать огласке детали судебных разбирательств.

Тяжба завязалась в августе 2005 года, когда Комитет банковского надзора ЦБ отказался принять кредитную организацию в ССВ. Предправления подал на Центробанк в суд, который 6 мая 2006-го признал отказ принять «Вип» в систему ССВ неправомерным. Но регулятор оспорил решение суда в следующей инстанции, а в конце мая ввел запрет на проведение расчетов, фактически парализовав кредитную организацию.

16 июня 2006-го у банка отзывают лицензию за нарушения закона об отмывании и вводят временную администрацию. «Теперь Вип-банк в апелляционной инстанции по делу о вступлении в систему страхования представлял сотрудник временной администрации, то есть чиновник ЦБ, – комментирует представитель акционеров банка в арбитражных судах Василий Шмыков. – Он просто отозвал иск. Этого следовало ожидать: зачем Центробанку судиться самому с собой?»

Тяжба по поводу участия в ССВ закончилась, но началась другая: акционеры банка подали иск, желая опротестовать решение ЦБ об отзыве лицензии. В октябре 2006 года арбитражный суд отклонил жалобу. В феврале 2007-го в рассмотрении дела отказал и суд апелляционной инстанции. В конце прошлого года ЦБ обратился в арбитражный суд с заявлением о признании кредитной организации банкротом. 20 февраля требование Банка России было удовлетворено.

Теоретически «Вип» может продолжать бороться, подавать кассационную жалобу. Но дело усугубляет положение его экс-руководителя. Адвокату так и не удалось вызволить Алексея Френкеля из-под стражи, в начале апреля Генпрокуратура предъявила обвинение в окончательной редакции.

В поисках преступников. Другим активным борцом за право принимать вклады граждан стал Ист Бридж банк (ИББ). Окончательное «нет» от ЦБ кредитная организация получила в конце 2005 года. Не допущенный в ССВ банк получил предписание, запрещающее привлекать средства частных лиц.

Однако в марте 2006-го финучреждение снова начинает работать с гражданами: руководство ИББ решило обратиться в арбитражный суд, который в начале 2006-го оказался на стороне финансового учреждения и отменил указанное предписание регулятора. Сложилась парадоксальная ситуация: банк не является участником ССВ, но депозиты населения принимает. Центробанку такой расклад, естественно, оказался не по душе. 4 августа 2006 года чиновники Банка России доказывают свою правоту в Девятом арбитражном апелляционном суде. После этого ИББ заявляет о том, что временно прекращает прием средств граждан.

Устав от продолжительных тяжб, собственники кредитной организации серьезно задумались о переводе розничного бизнеса в подмосковный банк «Пушкино». Интересно, что это финансовое учреждение, контролируемое акционерами ИББ, ЦБ изначально также отказывался принять в систему страхования. Кредитная организация была готова «вступить в бой». Однако за день до заседания суда регулятор вдруг передумал и дал зеленый свет на вступление в ССВ. Этот случай в чем-то уникален: по сути банк, обратившийся в суд, приняли в ССВ. Но фактически тяжба не началась – спор решился в досудебном порядке.

В конце августа 2006 года появляется сообщение об оферте для 50 банков на блокирующий пакет акций ИББ. В октябре оформляется пул претендентов на долю в кредитной организации. Однако в ноябре владельцы «притормозили» тендер – руководство банка мотивировало это тем, что теперь у финучреждения больше шансов войти в ССВ. Как заявили акционеры ИББ, «отрицательное решение Комитета банковского надзора Банка России было принято в результате целенаправленных мошеннических действий, совершенных преступной группой лиц, состав которой пока не может быть разглашен в интересах следствия». Но до сих пор не прояснилось, какую именно «группу лиц» имели в виду собственники кредитной организации. Участником системы страхования банк пока так и не стал.

В феврале 2007 года дело Ист Бридж банка должно было рассматриваться в кассации, однако суд вернул его в первую инстанцию. Фактически финучреждению придется начинать все с нуля. Но отказываться от тяжб, по словам источника «Ф.», кредитная организация не намерена.

Козырь мести. «В ЦБ довольно болезненно относятся к проигрышам в суде, – говорит Алексей Мамонтов, – поэтому у банка, дерзнувшего судиться с регулятором и имеющего шансы на успех, вполне могут начаться проблемы с лицензией». Один из примеров – Федеральный промышленный банк (ФПБ), который, получив в конце 2005 года отказ ЦБ о принятии в ССВ, подал иск в арбитражный суд. Банкирам удалось отстоять свою правоту в двух инстанциях, после чего кредитную организацию лишили права на «жизнь».

«В начале 2006 года в банке началась проверка, – вспоминает один из бывших сотрудников кредитной организации, – в ходе которой чиновники выявили ряд нарушений». Например, по данным ЦБ, с июня 2005 года по март 2006-го через банк было выведено за границу около 31,5 млрд рублей (большая часть средств уходила в офшоры). «Проверка с пристрастием во многом была связана с решительным настроем руководства ФПБ, которое хотело активно бороться за входной билет в систему страхования вкладов», – уверяет собеседник «Ф.». По мнению источника, если бы правление не стало судиться с регулятором, финучреждение могло бы работать до сих пор.

С другой стороны, если исходить из писем Алексея Френкеля и разговоров с банкирами в неформальной обстановке, причиной скорого отзыва лицензии нередко становилось нежелание финучреждения «сотрудничать» и делиться с теми или иными госслужащими. Возможно, ФПБ попал именно в эту категорию.

В конце июля прошлого года ЦБ запретил банку проводить большинство операций. Финучреждение оказалось фактически парализованным. Отзыв лицензии – в частности, за нарушения закона об отмывании, – последовал в августе.

ФПБ интересен тем, что в 2004 году контроль над ним приобрели структуры, близкие к Олегу Бойко, основателю почившего банка «Национальный кредит». Бизнесмен приобрел также контрольный пакет Эталонбанка и собирался создать банковский холдинг, в который должны были войти еще несколько кредитных организаций. Однако в начале 2006 года произошло прощание с «Эталоном» – его приобрел Сибакадембанк (ныне – Урса-банк). От ФПБ структуры, близкие к Олегу Бойко, избавились незадолго до печальных для банка событий. Покупателями стали топ-менеджеры кредитной организации. Словом, попытка вернуться в банковский бизнес у Олега Бойко успехом не увенчалась.

ПАРАДОКС: Стоит ли начинать?

Суд не в состоянии обязать ЦБ принять банк в систему страхования вкладов.

Даже если финучреждение выиграет дело, оно не попадет в ССВ автоматически. Это противоречие обсуждается в банковском сообществе со времени возникновения первых исков на почве отбора в ССВ. «Нужно законодательно прописать процедуру включения в систему страхования банка, выигравшего дело в суде», – говорит президент ассоциации «Россия» Анатолий Аксаков. Пока эта инициатива остается на уровне предложений. В ЦБ, в свою очередь, особенных проблем не видят: по словам руководителя департамента банковского регулирования и надзора Банка России Алексея Симановского, ходатайства кредитных организаций, выигравших дело во всех четырех инстанциях, будут рассматриваться немедленно. Но случаев, чтобы кто-то из банков приблизился к этому рубежу, не известно. Довольно далеко удалось продвинуться Русскому банку делового сотрудничества (РБДС): финучреждение победило в третьей инстанции, доказав в Федеральном арбитражном суде Московского округа незаконность решения ЦБ об отказе. Чем закончится дело, предугадать сложно. Но уже одно любопытно: на сайте ЦБ в справочнике по банкам значится, что у РБДС есть лицензия на привлечение вкладов частных лиц, хотя банк не является участником ССВ. Регулятор обычно не оставляет на своем сайте такие пометки у других банков, не прошедших «системный» отбор.

ПРАКТИКА: «Поскользнулся» на нормативе

Отказ принять банк в систему страхования и отзыв лицензии – не единственные причины, по которым кредитная организация может судиться с регулятором.

Одно из последних любопытных дел – разбирательство ЦБ с Автомобильным банкирским домом (АБД, 155-е место в рейтинге «Ф.»). Причиной «разлада» с регулятором стало несоблюдение кредитной организацией, по мнению Банка России, норматива Н6: максимальный размер ссуд, выданных в «одни руки» или группе связанных заемщиков, не должен превышать 25% собственного капитала. По данным ЦБ, на начало текущего года 60% кредитного портфеля АБД – примерно 900 млн рублей, – приходилось на 34 структуры, связанные с «Автовазом». Собственный капитал финучреждения в январе составлял 1,7 млрд рублей. Выходит, норматив Н6 был превышен в два раза.

ЦБ вынес предписание об устранении нарушения: регулятор предложил выбрать между возвратом кредитов и увеличением собственного капитала (более чем до 3,6 млрд рублей). Как можно вернуть в одночасье выданные ссуды, не совсем понятно. К двукратному увеличению капитала кредитная организация также не была готова.

Однако АБД не растерялся и подал в суд, пытаясь доказать, что претензии ЦБ необоснованны. В первой инстанции банкиры проиграли дело, но во второй – арбитражные судьи встали на сторону кредитной организации. Как в ЦБ, так и в АБД от комментариев по этому поводу воздерживаются. Однако, по мнению некоторых участников рынка, в данном случае главное – потянуть время, чтобы успеть привести показатели в порядок. Как уверяет один из собеседников «Ф.», АБД сможет сделать это в довольно сжатые сроки. «Многие заемщики банка – дилерские структуры, срок кредитования которых обычно составляет около трех месяцев, – поясняет источник «Ф.». – Кредитная организация сумеет оперативно вернуть существенную часть денег».

Журнал «Финанс.» №18 (204) 14-20 мая 2007 — Банки
Андрей Кочкин