На смену “Солдатикам” – “Женщины” и “Нью-Йорк”

Манера, в которой работает художник, в хорошем смысле притягивает взгляд. Не случайно большинство рисованных обложек “Ф.” – его рук дело. Что касается возраста, Павла Шевелева можно назвать молодым художником. Закончивший “полиграф” (Московский государственный университет печати) в 1997 году, он уже многое успел сделать. Начать с того, что эта выставка – не первая, ранее состоялись галерейные проекты “Память нёба” (2001), “Сто лет с огоньком…” (2002), “На солнечном пляже в июне…” (2002), “Цветными карандашами” (2002) и участие в ярмарке “Арт Москва – 2003”. А еще со времени окончания вуза художник оформил больше десяти книг (издательства “Дрофа”, “Просвещение”, “Аванта+”, “АСТ-пресс” и др.), выполнил монументальную роспись и получил диплом Академии художеств за серию станковых рисунков “Пушкинский музей” (2003).

Своими учителями Павел Шевелев называет художников Владимира Брайнина, Александра Ливанова и Владимира Шишкова (двое последних были его институтскими преподавателями). А также Владимира Киреева, который, по признанию автора, готовил его к поступлению в институт. Кстати, выбор молодого человека, который ощущал тягу к изобразительному искусству, пал на “полиграф” почти случайно: когда-то в этом вузе учился его дядя, а о других художественных институтах он просто ничего не знал.

Но пять лет учебы пролетели, и пришло время применять свои таланты на практике. Здесь поначалу возникли определенные трудности. “После окончания института очень переживал, нужен я кому-нибудь или нет. Когда приносил институтские работы в разные дизайн-бюро, там со смехом на меня смотрели. Это был большой стресс: надо было встраиваться в систему… Сейчас я научился делать картинки на заказ, и меня перестала волновать встреча с заказчиком. А волнует меня как раз мое станковое рисование”, – говорит Павел Шевелев. И надо сказать, ему действительно удается выступать в двух ипостасях: во всяком случае его графику на страницах “Ф.” (см. стр. 40) не спутаешь с чужой, а целые серии работ, представленных на выставке, не отпускают от себя. Чего стоят одни “Приключения солдатика” – художник забрасывает оловянного (или деревянного, автор не уточняет) маленького воина в граненый стакан, в заросли кудрявой человеческой шевелюры, на могильный (судя по виду) крест. Солдатиком почесывают нос, его задумчиво вертят, как карандаш, около рта, а на одном из рисунков маленький герой выглядывает из-за ремня джинсов. Однако упрекнуть художника во фривольности нельзя, ведь эти игрушки – часть его биографии: “Вспомнил, что в детстве играл в солдатиков – и появились солдатики… Полгода рисовал или год. Что меня сейчас интересует? Предположим, женщины”. “Женщины” – так называется еще одна серия рисунков Павла Шевелева. Есть еще циклы “Пейзажи” – название говорит само за себя – и “Нью-Йорк” – городские зарисовки. А еще зрителя ожидают эротические мотивы, обнаруженные автором в скульптурных залах Пушкинского музея, рисунки обнаженной модели и другая графика. Которую нельзя спутать ни с чьей другой. l

Журнал «Финанс.» № 14 (55) 12-18 апреля 2004 – Отдых
Анна Чистоделова