Игорь Финогенов: «Учить – значит контролировать»

– Игорь Валентинович, чем вы будете заниматься на Украине?

– Развивать универсальный банк: обслуживать частных лиц и корпоративных клиентов, чей бизнес так или иначе связан с сотрудничеством двух стран. В республике работает много российских компаний, с некоторыми из них мы ведем переговоры, с представителями украинского бизнеса тоже. На Украине деловая обстановка достаточно комфортная – в отличие от России там банк лицензию на работу с физическими лицами может получить сразу (в России только через два года. – «Ф.»). Хотя есть и другие ограничения, на мой взгляд, загадочные – например, на перевозку ценностей. Первые два года мы не будем иметь право заниматься инкассацией. Есть ограничения и на работу с драгоценными металлами, но не слишком жесткие. Мы собираемся работать с золотом и сможем это делать, если докажем, что имеем достаточно опыта и технологий.

– Когда вы планируете получить лицензию?

– Надеюсь, что в этом году. Необходимые документы сейчас проходят согласование в Банке России и антимонопольных органах Украины. Думаю, в самое ближайшее время они будут поданы в Нацбанк Украины. С помещением в Киеве мы уже определились, набираем сотрудников, присматриваем руководителя. В республике вся документация должна вестись на украинском, и руководитель банка должен знать язык. Если управляющий приедет из Москвы, ему придется засесть за учебники.

– Вас не пугают призывы украинских властей к национализации?

– После того что я пережил в России, меня ничего не пугает (смеется). На Украине живут и работают абсолютно наши – по взглядам и мироощущению – люди, так что там ситуация в целом стабильная и предсказуемая.

– Два года назад вы планировали купить эстонский Aripank. Почему до сих пор этого не произошло?

– Да, мы обсуждали этот вопрос, но вынуждены были взять большую паузу, так как планы реализуются непросто, в том числе из-за вступления Эстонии в ЕС. Очевидно, что местные банки теряют свои позиции в странах Балтии, куда пришли крупные иностранные структуры. С другой стороны, эстонские надзорные органы очень внимательно отслеживают любые операции с Россией. Настолько внимательно, что даже самые обычные с банковской точки зрения сделки становятся предметом разбирательства. Вот и получается, что в прибалтийских странах регулятор объективно затрудняет работу с Россией. Поэтому пока мы отложили вопрос о вхождении в капитал Aripank, хотя реализуем совместные с ним проекты. У нас есть клиенты в Эстонии и республика нам по-прежнему интересна. Может быть, пройдет год-два и все изменится.

– Что вы сделали с Региобанком?

– Пока ничего, кроме того, что вошли. На покупку банка мы потратили 315 млн рублей, из них 90 млн рублей на приобретение акций на вторичном рынке, а оставшиеся 225 млн рублей – на выкуп бумаг новой эмиссии, в результате которой капитал банка увеличился в два раза – до 580,5 млн рублей. Сейчас мы контролируем 68% акций, но планируем увеличить свою долю до 75%, потому что не видим смысла оставлять сторонним структурам блокирующий пакет. Региобанк – самостоятельная бизнес-единица, наша задача – ничего не испортить.

– Какие изменения произошли в банке?

– Руководство осталось прежним, менеджмент тоже – это было одним из условий сделки. Естественно, будут введены некие процедуры по оценке рисков. Подходы при реализации наиболее значимых проектов будут пересмотрены и установлен порог, выше которого Региобанк не будет принимать самостоятельных решений о выдаче ссуд. Причем этот порог достаточно высок. Мы планируем развитие традиционных проектов банка, новым для него услугам будем учить, учить – значит контролировать, корректировать тактику с учетом интересов Номос-банка.

Журнал «Финанс.» №26 (116) 25-31 июля 2005 – Банки
Беседовала НАТАЛЬЯ ШАКЛАНОВА

Подписывайтесь на телеграм-канал Финсайд и потом не говорите, что вас не предупреждали: https://t.me/finside.