Перегрев: чем больна российская экономика

О том, что российская экономика перегрета, Всемирный банк сообщил в своем докладе, опубликованном 2 июня. Все признаки этого явления присутствуют, считают эксперты международной организации. Миссия МВФ поддерживает своих коллег из ВБ, только в более мягкой формулировке: в России обострились риски перегрева.

Специалисты международных организаций не первые произнесли это слово вслух. Схожие опасения неоднократно звучали в ЦБ и Минфине. Однако единства во власти по этому вопросу все же нет: «горячую гипотезу» категорически отвергают в Минэкономразвития.

С формальной точки зрения мнение Всемирного банка выглядит вполне обоснованным. Инфляция в России действительно измеряется двузначными цифрами на фоне ускорения экономического роста. Согласно последним оценкам ведомства Эльвиры Набиуллиной, в январе–апреле ВВП увеличился на 8,3% относительно уровня в аналогичном периоде прошлого года. Экономика немного ускорилась даже по сравнению с успешным 2007-м, когда темпы роста составили 8,1%. Но разогнались и цены: только с начала года они увеличились уже на 7,7%, а за 12 месяцев к началу лета инфляция превышала 15%. При этом темпы роста денежной массы сокращаются: если в 2007 году агрегат М2 увеличился почти в 1,5 раза, то в начале мая 2008-го его годовой прирост составлял лишь 33%. Впрочем, трудно отрицать и то, что эффективность денежно-кредитной политики как инструмента борьбы с инфляцией имеет свои границы. По оценкам различных ведомств экономического блока, вклад монетарной составляющей в общий рост цен – чуть больше половины. К тому же в начале года беспорядок на мировых финансовых рынках вызвал отток капитала из России, и в этих условиях со стороны ЦБ было бы верхом безответственности «пережать» ликвидность: Россия получила бы полномасштабный банковский кризис.

Точки кипения. Сторонники версии перегрева правы в том, что российская экономика уже страдает от дефицита ресурсов для дальнейшего развития. Наиболее очевидна нехватка инфраструктуры, которая недоинвестируется в течение многих лет. Но проблемы не только в этом. Всемирный банк ссылается на данные ИМЭМО РАН, согласно которым коэффициент использования производственных мощностей в промышленности увеличился с 69% в 2001 году до 81% в марте 2008 года. При этом у 42% предприятий, участвовавших в опросе, этот показатель близок к 90%. «По идее, рост инвестиций, темпы которого у нас последние два года близки к 20%, должен снимать перегрев, – говорит ведущий эксперт фонда экономических исследований «Центр развития» Валерий Миронов. – Однако эти капиталовложения сконцентрированы в небольшом числе отраслей, в частности в топливно-энергетическом комплексе. Они не смогут помочь экономике адаптироваться в том случае, если на фоне перегрева произойдет снижение доходов от экспорта».

Явно накаляются и рынки труда, особенно в крупных городах, где ресурсы снижения безработицы уже исчерпаны или приближаются к нулю, а катастрофический дефицит квалифицированных кадров – одна из самых горячих тем обсуждения в деловых кругах. Причем непохоже, что проблема может «рассосаться» сама собой. Согласно опубликованным недавно результатам опроса, проведенного компанией «Анкор», 93% компаний в нынешнем году планируют увеличить численность персонала. А ведь не далее как осенью 2007 года об этом говорили только 75% респондентов. Работодатели не в состоянии привлечь качественные кадры даже на вполне приличные зарплаты и избавиться от неэффективных работников – что это, если не классический признак перегрева?

Чувствуя напряженность на рынке рабочей силы, предприятия вынуждены быстро повышать заработную плату. Реальные располагаемые доходы населения в апреле 2008-го были на 11,3% выше, чем годом ранее, рост номинальных зарплат за тот же период в среднем достиг 28,1%. Сама по себе эта тенденция не вызывала бы никакого беспокойства, если бы не одно важное обстоятельство. Согласно данным Минэкономразвития, в 2008 году темпы прироста реальных зарплат и производительности труда выравнивались, но отрыв все еще оставался почти двукратным: 11,3% против 6% соответственно. Причем в ряде отраслей – «пищевке», текстильном и швейном производстве, химической промышленности, производстве транспортных средств и оборудования – он даже усиливался. А удорожание рабочей силы означает, что Россия утрачивает один из важных факторов своей конкурентоспособности.

С другой стороны, при нищенских доходах огромного числа россиян их увеличение в последние годы было совершенно необходимым. «Темпы роста зарплат действительно опережают динамику производительности труда, – признает главный экономист ФК «Уралсиб» Владимир Тихомиров. – Однако рост был вызван искусственно и за счет повышения доходов бюджетников, которые долгие годы недополучали финансирование от государства. Когда восемь лет назад заговорили о реформировании в системе здравоохранения, образования и других бюджетных сферах, стало понятно, что любая реформа здесь упрется в недостаточное обеспечение работников».

Так или иначе следствием опережающего роста доходов становится перегрев на потребительском рынке. Ускорение инфляции во многом связано именно с этим. В свою очередь, оно выводит реальные процентные ставки по депозитам дальше в отрицательную зону и тем самым дестимулирует сбережения. Не видя почти нигде реальной доходности, россияне испытывают растущее искушение потратить все здесь и сейчас. Порочный круг замыкается. Согласно данным Минэкономразвития, население в первом квартале потратило на товары и услуги более 75% своих доходов. Еще 12% с лишним ушли на обязательные платежи и взносы, а вот на прирост сбережений – всего 8,2%.

Кризис во спасение. Свою лепту в процесс до недавнего времени вносила и банковская система, активно выдававшая потребительские и ипотечные кредиты. Еще в прошлом году ситуация грозила быстрым надуванием «пузырей», но помешал мировой финансовый кризис. Лишившись подпитки внешними ресурсами, банки стали более ответственно подходить к отбору заемщиков и своему кредитному портфелю. В этом смысле мировые проблемы оказались полезными: период раздачи денег банками направо и налево был коротким. В частности, россияне не успели накопить большой ипотечный долг, объем этого рынка – лишь около 2% ВВП. По оценкам ЦБ портфель кредитов, выданных банками физическим лицам, за январь–март прирос на 7,7%, годом раньше – на 8,6%.

На этом фоне происходит и некоторое охлаждение потребительского рынка. Согласно оценкам Минэкономразвития, среднемесячный прирост оборота розничной торговли в начале 2008 года составил 0,4% против 1,6% в 2007-м. В этом смысле Всемирный банк со своими предупреждениями несколько опоздал: проблема перегрева на потребительском рынке сейчас не обостряется, а напротив, смягчается. «Непонятно, почему время для доклада Всемирный банк выбрал именно сейчас, – удивляется Владимир Тихомиров. – Еще полгода назад экономические показатели гораздо больше свидетельствовали о перегреве. Например, рост ВВП в последнем квартале 2007 года составил свыше 9%, в первом квартале текущего – чуть больше 8%. Объемы кредитования с мая 2006 по апрель 2007 года увеличились на 60%, в течение следующих 12 месяцев – на 30%. Прирост денежной массы за те же периоды составил 60% и 33% соответственно.

На что рассчитывать не приходится – так это на ослабление динамики импорта. Он, согласно предварительным данным платежного баланса за первый квартал, оказался почти на 42% выше, чем в январе–марте 2007-го. Причем итоги всего прошлого года были гораздо скромнее: 36-процентная прибавка импорта. Таким образом, ускорение налицо. А вот прирост промышленного производства в первом квартале составил всего 6,2%, за 2007 год – 6,3%. Усиление перекоса происходит не только благодаря росту доходов, но и из-за укрепления рубля: соотношение цена-качество с точки зрения россиян меняется не в пользу отечественной продукции.

Признаки охлаждения очевидны на рынке недвижимости. Согласно подсчетам «Ф.», основанным на данных Росстата, за три года жилье на вторичном рынке Москвы и Московской области в рублевом выражении подорожало почти в три раза, в Санкт-Петербурге – на 125%. И это по российским меркам еще не предел. Например, в Забайкальском крае жилье прибавило в цене 222%, в Волгоградской области – 215%, в Пермском крае – 239%, в Краснодарском – 244%. В то же время во многих регионах за последний год рост существенно замедлился, в Москве, к примеру, – до 11,3% («Ф.» № 21). Эксперты в один голос утверждают: безумной ценовой гонки образца 2005–2006 годов в столице в обозримом будущем не предвидится. А с учетом того, что «пузырь» на рынке недвижимости начал надуваться уже достаточно давно, рисками его схлопывания не следует пренебрегать. Другое дело, что при развитии такого сценария основные потери понесут люди, инвестировавшие в жилье. В основной же массе россияне выиграют: квадратные метры для них станут доступнее.

Плохо то, что идущий в стране строительный бум вызвал явный перегрев в смежных отраслях. «Подорожание стройматериалов существенно опережает рост цен в экономике в целом, – констатирует экономист банка HSBC Александр Морозов. – Цены на цемент в 2006 году выросли на 27,6%, в 2007-м – уже на 59,8%. Кирпич в позапрошлом году подорожал на 17,3%, в прошлом – на 31,5%. В нормальной экономический ситуации увеличение спроса вызывает рост объема предложения. Однако у нас этого не происходит: производство цемента в 2006 году выросло на 12,8%, а в 2007 – на 9,4%».

Пусть говорят. Таким образом, обозначенные Всемирным банком проблемы в России есть. Однако далеко не все опрошенные «Ф.» эксперты согласны с выводами своих иностранных коллег и представителями ЦБ. «Российская экономика не перегрета, – считает Владимир Тихомиров. – Да, есть все формальные признаки. Но каждый из них имеет свою природу и объяснимые предпосылки. Общая динамика ВВП за последние пять лет – это эффект низкой базы. В 2007-м темпы роста вышли на показатель последнего года перед распадом СССР». По тем же причинам, считает главный экономист «Уралсиба», нет поводов для беспокойства и в банковском секторе: еще семь лет назад его развитие было близко к нулевому уровню.

«О перегреве можно говорить тогда, когда страна не собирается переходить на новую модель экономики, – уверен экономист ИБ «Траст» Евгений Надоршин. – Если бы не было ожиданий роста промышленности, то можно было предполагать, что этот риск есть. Но, исходя из планов властей, мы должны перейти к принципиально другой экономической модели, с развитием новых отраслей промышленности, диверсификации старых». Риск, по мнению эксперта, заключается совсем в другом: государство взяло на себя слишком большую ответственность за развитие, отодвинув частную инициативу на второй план. «У нас сейчас идет смена одной экономической модели на другую, – соглашается Владимир Тихомиров. – Это объясняет высокую инфляцию на фоне быстрого роста ВВП. В странах, где ситуация похожа, инфляция тоже бьет все рекорды: в Китае в апреле годовые темпы составили 8,5%, на Украине – и вовсе 30%».

«О каком перегреве вообще может идти речь? – недоумевает аналитик ИК «Ак Барс Финанс» Полина Лазич. – Само это понятие подразумевает, что при развитой инфраструктуре, банковской системе не происходит роста производительности труда и промышленности. У нас же пока ничего нет: слабый банковский рынок, слабый обрабатывающий сектор. Инфляция привезенная: все, что дорожало (за исключением бензина), дорожало не только у нас, но и во всем мире. А в структуре потребляемого нашими гражданами продовольствия 40–50% составляет импорт». Возможно, специалисты Всемирного банка проанализировали только рынок Москвы, подозревает Полина Лазич. «Он действительно перегрет, – отмечает она. – Здесь обилие банков, рабочей силы, денежной массы». Однако это едва ли не несет угрозы всей России. «Скорее экономика сама себя вылечит – уже есть такие тенденции, – говорит эксперт. – Банки выводят из Москвы свои структуры, например call-центры, рабочая сила постепенно перетекает в регионы, где наблюдаются высокие темпы роста зарплат при более медленном, чем в Москве, росте цен на услуги».

Как Всемирный банк предлагает России лечиться от инфляции? «Для сокращения уровня избыточной ликвидности, охлаждения внутреннего спроса и снижения темпов заимствований частным сектором необходимо ужесточить бюджетную и денежно-кредитную политику, – говорится в докладе. – Этого можно добиться при помощи ужесточения бюджетной политики в краткосрочный период и поэтапного планирования расходов в долгосрочный период. Кроме того, будет необходимо дальнейшее ужесточение кредитно-денежных условий с использованием постепенного повышения процентных ставок и резервных требований в сочетании с более гибким обменным курсом, как уже было объявлено ЦБ».

Российские экономисты расходятся во мнении об адекватности подобных советов. Если бороться с «привезенной» инфляцией теми мерами, которые предлагает Всемирный банк, это приведет к замедлению темпов роста экономики и финансового сектора, что гораздо быстрее, чем перегрев, может загнать экономику в кризис, уверен Владимир Тихомиров.

По словам Александра Морозова, понизить инфляцию до 5–6% в год в ближайшие два года вполне реально. «Основной механизм – это резкое ужесточение бюджетной политики, дальнейшее аккумулирование нефтяной ренты в Фонде национального благосостояния и в Резервном фонде, – считает экономист HSBC. – Однако пока правительство принимает скорее противоположные меры: если изначально бюджет на 2008–2010 годы верстался исходя из бездефицитности при стоимости барреля в $50, то после поправок – уже при $70». Более того, иногда своими действиями власти мешают экономике становиться более конкурентоспособной, говорит Валерий Миронов. «Они поддерживают естественные монополии, наращивая тарифы, причем новый пик повышения совпадает по времени с возможным началом очередного циклического спада в мировой экономике в 2011 году, что ударит по России уже извне», – отмечает он.

Иностранные риски. Есть в России перегрев или нет, обозначенные Всемирным банком проблемы не угрожают экономическому здоровью, пока внешняя конъюнктура хороша. А она не может оставаться благоприятной вечно. Снижение цен на энергоносители вполне возможно, если (а точнее когда) мировая экономика войдет в фазу циклического спада. В этом случае ситуация пойдет по крайне неприятному сценарию. Падение экспортных доходов будет особенно опасным в случае одновременного инерционного наращивания импорта или даже просто сохранения его на высоких уровнях. Тогда сальдо баланса по текущим операциям обнулится и уйдет в минус быстрее, чем предполагает Минэкономразвития. Неизбежно усохнет и приток капитала, и это немедленно отразится на инвестициях. Давление на рубль станет понижательным, что приведет и к сокращению ЗВР.

Россия окажется неготовой к таким рискам, если структурные реформы в силу разных причин завязнут или не дадут результатов. Тогда последствия могут быть очень серьезными. По оценкам Центра развития, если ситуация, сложившаяся в экономике сейчас, сохранится, то через четыре года рост ВВП может составить всего 4% или даже замедлиться до 1%.

ПО ПОНЯТИЯМ: Что такое перегрев

Экономика считается перегретой, если производственные мощности не способны удовлетворять растущий совокупный спрос.

Всемирный банк называет семь признаков:

1. высокая (двузначная) или ускоряющаяся инфляция, очевидно не реагирующая на вмешательство при помощи инструментов денежно-кредитной политики;

2. высокая степень использования производственных факторов (капитала и труда);

3. номинальная заработная плата растет темпами, существенно опережающими инфляцию;

4. реальная зарплата устойчиво растет быстрее, чем производительность труда;

5. инфраструктурные ограничения, выражающиеся, например, в ухудшении баланса электроэнергии или ее дефиците, в транспортных проблемах и в дополнительных инфраструктурных издержках, которые предприятия вынуждены нести, чтобы обеспечить бесперебойное предоставление услуг;

6. опережающий общую инфляцию рост цен на недвижимость;

7. быстрый рост импорта и ухудшение состояния счета текущих операций.

Перегрета ли российская экономика?

Алексей Кудрин, зампред правительства, министр финансов:- «Я бы сегодня смело сказал, что у нас в экономике есть перегрев. Он характеризуется не только превышением спроса над предложением, но и (такой ситуацией –«Ф.») когда новые предприятия не могут получить доступ к инфраструктуре и им приходится доплачивать за подключение».

(Из выступления на коллегии Федеральной службы по тарифам, 31.03.2008)

Алексей Улюкаев, первый зампред Банка России:- «Проблема перегрева экономики – вопрос не праздный, наша экономика сталкивается с ней. В этой ситуации нам следует сконцентрироваться на сохранении макроэкономической стабильности и более консервативной бюджетной и монетарной политики».

(Из выступления на конференции в ГУ-ВШЭ, 1.04.2008)

Эльвира Набиуллина, министр экономического развития: – «Важно, чтобы применяемые денежные и бюджетные меры не ограничивали экономический рост. Мы только запустили маховик экономического роста, и важно его не охладить, в том числе разговорами о перегреве экономики».

(Из выступления на конференции в ГУ-ВШЭ, 1.04.2008)

Станислав Воскресенский, заместитель министра экономического развития: – «Если выехать чуть за пределы Москвы, то становится очевидно, что экономика России тотально недоинвестированна и никакого перегрева нет».

(Из выступления на конференции Ассоциации европейского бизнеса, 20.05.2008)

VIP-ВЗГЛЯД: Вы чувствуете перегрев экономики?

Лев Хасис, главный исполнительный директор, председатель правления X5 Retail Group:– Для меня Аркадий Дворкович более авторитетный эксперт, чем Всемирный банк. И этот эксперт сказал, что в России перегрева экономики нет. Я давно знаю Дворковича и полностью ему доверяю. Если он говорит, что нет, значит – нет.

Сергей Полонский, президент Mirax Group: – А что это такое? Разве есть единое определение? Ведь перегрев по-русски или по-китайски – разные вещи. Поэтому бессмысленно комментировать то, чему точного трактования еще никто не дал.

Сергей Петров, депутат Госдумы, владелец группы компаний «Рольф»: – Смутное ощущение есть. Экономика базируется не на естественном подъеме, а на росте зарплаты, на амбициях. Сказывается и влияние высоких цен на энергоносители. Кроме того, сейчас стали больше доверять государственной экономике, а ведь она дает меньше возможности для конкуренции. Что тоже негативно сказывается на ситуации.

Максим Ноготков, президент группы компаний «Связной»: – Нет, не чувствую. Для меня перегрев экономики – это падение спроса и рецессия. А в России я этого не вижу. Наши люди еще голодны до новых предметов обихода. Поэтому в нашей отрасли пока не существует опасности столкнуться с перегревом.

Вадим Дымов, совладелец компании «Дымов»: – В моей отрасли его нет, зато идет какое-то хаотичное экономическое движение. С одной стороны, мы вроде бы развиваемся. С другой – полностью отсутствует не только сырьевая, но и налоговая политика. Производитель сейчас в жутком положении. Инспекции каждый месяц придумывают все новые и новые выплаты. Кроме того, отрасль просто не успевает за ростом цен на энергоносители. Бездействие властей доводит до того, что мне порой хочется все бросить и заняться чем-то другим.

Давид Якобашвили, председатель совета директоров компании «Вимм-Биль-Данн»: – Некоторый перегрев действительно есть. Это хорошо видно по ценам на продукты питания. А главное, что говорит о перегреве, – это несбалансированный спрос. Например, существует очередь на самолеты, которая порой растянута на 5–6 лет. В то же время огромная потребность в дешевых товарах, а на всю продукцию среднего класса спрос сокращен.

Журнал «Финанс.» №22 (257) 09 июня – 15 июня 2008 – Экономика
Ксения Батанова, Анна Ким

Подписывайтесь на телеграм-канал Финсайд и потом не говорите, что вас не предупреждали: https://t.me/finside.