Как накопить на квартиру и стать брокером

В 1986 году я окончил с красным дипломом Военно-медицинскую академию (ВМА) и по распределению попал в ГДР. Мой «бизнес-план» включал непродолжительную службу в войсках, поступление в адъюнктуру, защиту сначала кандидатской, а потом докторской диссертации и последующее продвижение по научной и служебной лестнице. Некоторое время я следовал по намеченному пути: уехал в Ленинград, успешно сдал экзамены в адъюнктуру ВМА. И именно тогда впервые столкнулся с «ценными бумагами». Нет, это были даже не ваучеры, а выдававшиеся в начале 90-х годов талоны на водку и папиросы. С ними я совершил первую операцию – «толкнул» алкоголикам на углу, и все были happy. Когда же появились приватизационные чеки, я инстинктивно понял необходимость портфельного подхода к инвестициям. Поэтому на часть из них «купил себе немного ”Олби“», а остальные для диверсификации вложил в «Гермес».

В 1994 году защитил кандидатскую по очень перспективному направлению – нейротрансплантологии. Отчетливо помню августовский день 1995 года, поменявший течение всей моей жизни. На пляжном песочке недалеко от Феодосии читаю газету, и на глаза попадается малюсенькая заметка, что правительство выпустит в обращение облигации государственного казначейского займа (ОГКЗ). Обещали, что доходность превысит инфляцию, а погашение гарантируется государством. «Смотри, – сказал я жене, – вот сюда мы и вложим деньги».

В тот момент я был «бесквартирным» офицером без надежды на получение жилья в обозримом будущем. ОГКЗ показались мне превосходным выходом. На все имевшиеся деньги я купил целый дипломат этих бумаг в надежде, что их стоимость будет расти быстрее инфляции, и так я заработаю на квартиру. Затем из прессы я узнал о существовании бездокументарных ГКО, которые по доходности были примерно равны ОГКЗ, только у них не нужно было в буквальном смысле «стричь купоны». Тогда я открыл свой первый клиентский счет в брокерской конторе.

Шел 1996 год, надвигались президентские выборы. Доходности на рынке акций были существенно выше, чем по ГКО. В случае победы Бориса Ельцина я решил перейти на этот рынок. В конце августа я принял окончательное решение вложить треть своего капитала в бумаги «Газпрома». Начал обзванивать брокерские конторы, узнавая цены продажи. Они были до неприличия высокими и сильно отличались от цен покупки. Впрочем, в итоге нашел приемлемые условия. Если не ошибаюсь – 1,7 тыс. неденоминированных рублей за акцию. В остальных конторах просили 2–2,4 тыс.

Сделку мы оговаривали в скверике около Санкт-Петербургской фондовой биржи. Я встревоженно косился на дипломат с пачками купюр и снующих вокруг валютных фарцовщиков. Директор конторы – она называлась «Атлант» – объяснил, что для совершения покупки надо проехать в Газпромбанк. Туда мы и отправились. Оказалось, что в Газпромбанке продавали «Газпром» по 1,5 тыс. рублей. Но делать нечего: я купил причитающийся пакет, с каждой бумаги заплатил «Атланту» дополнительные 200 рублей за «сводничество» и в задумчивости побрел домой.

Не прошло и трех месяцев, как «Газпром» я продал по 3,3 тыс. рублей – и понеслось. Это было золотое времечко: акции, купленные совсем недавно, можно было продать с прибылью 100%. «Кировский завод», «Электросила», Завод турбинных лопаток, Ижорские заводы… А летом 1997-го я сосредоточился на «голубых фишках» – РАО «ЕЭС России» и «Газпроме». Изначальная цель давно была достигнута – денег хватало даже не на однокомнатную квартиру, а на четырехкомнатную. Но оказалось, что за счет фондового рынка можно жить».

«Ф.» благодарит Юниаструм-банк за помощь в подготовке материала

ЗАПАДНАЯ МУДРОСТЬ

«Торговля ценными бумагами была и всегда останется тяжелым путем к легкой жизни»Джеффри Сильверман

Журнал «Финанс.» №24 (210) 25 июня — 01 июля 2007 — Инвестиции