В поисках «русских Google»

Министр информационных технологий и связи Леонид Рейман не жалеет сил для того, чтобы российские программисты стали привилегированным сословием. Сначала Мининформсвязи добилось, чтобы технопарки, которые планировалось создавать в рамках особых экономических зон, стали самостоятельным проектом с собственным налоговым и административным режимом. Сейчас депутаты Госдумы рассматривают вопрос о снижении для программистов единого социального налога — самого весомого для предприятий отрасли (для них зарплата — основная статья издержек). И вот очередной «подарок»: в правительстве принято решение о создании отдельного венчурного фонда для инвестиций в сектор IT.

Напомним, что создать ОАО «Российский инвестиционный фонд информационно-коммуникационных технологий» (РИФИКТ) в Мининформсвязи решили еще год назад по инициативе президента Владимира Путина. Все это время ведомство Леонида Реймана не могло договориться с Минэкономразвития и Минфином о параметрах проекта. Герман Греф настаивал на том, что отдельный фонд для программистов можно создать при помощи ОАО «Российская венчурная компания» (РВК) (эта структура с капиталом в 15 млрд рублей станет своеобразным «фондом венчурных фондов»). Но Леонида Реймана это не устраивало: он хотел, чтобы IT-фонд получил отдельный статус и финансирование. Министр финансов Алексей Кудрин, как всегда, стоял насмерть на страже бюджета, предлагая использовать на поддержку программистов средства Инвестиционного фонда. Герман Греф долго не соглашался с коллегой, ссылаясь на то, что Инвестфонд создан для поддержки крупных инфраструктурных проектов, под определение которых детище Мининформсвязи явно не подпадает.

Споры трех министров продолжались бы еще очень долго, если бы в ситуацию не вмешался Владимир Путин. Весной он потребовал ускорить работу над созданием венчурного фонда. В результате уже в мае проект поступил на подпись к премьер-министру Михаилу Фрадкову. Там дело снова застопорилось. И только на встрече с президентом в начале июля Герман Греф доложил, что все готово. «Мы договорились, что буквально сегодня-завтра окончательно поставим точку в этом вопросе. И документы будут внесены в правительство», — заявил глава Минэкономразвития.

На первый взгляд Герман Греф уступил коллегам. Во-первых, IT-фонд появится отдельно от РВК, с чем раньше министр не соглашался. Но одновременно глава МЭРТ доложил, что фонд создается «в качестве эксперимента на три года», а его объем составит всего около $100 млн. Во-вторых, источником финансирования РИФИКТ скорее всего будет Инвестфонд. «Мы допускаем такую возможность», — подтвердил президенту Герман Греф. Тем не менее вложения государства составят всего 1,4 млрд рублей, а оставшуюся сумму в 1,5 млрд рублей чиновники рассчитывают привлечь за счет продажи 51% акций компании на открытом рынке. Бюджетные деньги, по замыслу чиновников, должны подстегнуть интерес частных инвесторов, поскольку участие государства позволяет существенно снизить многочисленные риски, присущие венчурному финансированию. А дальше фонд станет поддерживать проекты стоимостью не более $3 млн.

Как объяснили «Ф.» в пресс-службе Мининформсвязи, фонд начнет работать примерно через полгода после выхода постановления правительства. Вероятно, вопрос может быть вынесен на заседание кабинета министров в ближайшие недели. «Для начала будет идти формирование органов управления. Но инвестиционные решения будут приниматься только после снижения доли государства в фонде до 49%, что произойдет за счет продажи акций допэмиссии частным инвесторам. Акции будут продавать по открытой подписке», — рассказал корреспонденту «Ф.» руководитель пресс-службы министерства Александр Паршуков.

Опрошенные «Ф.» аналитики отмечают, что желание государства приватизировать фонд — правильный шаг. Это повысит эффективность вложений и поможет снизить коррупционные риски, всегда возникающие там, где единоличным инвестором выступает государство.

Но не все так просто. Например, объем фонда — $100 млн достаточно мал. Чиновники пытаются обойтись «малой кровью», сделав ставку на «частников». «Сейчас венчурные инвесторы в России вкладывают в IT намного большие суммы, чем составляет заявленный объем госфонда, — говорит руководитель направления «IT-проекты» инвестиционного холдинга «Финам» Сергей Михеев. — Чтобы он воспринимался серьезно как фонд, решающий национальные задачи, а не как некая формальность, призванная подчеркнуть прогрессивность правительства, его объем необходимо увеличить как минимум в десять раз».

Впрочем, эксперты отмечают, что небольшой объем фонда определяется возможными проблемами, которые могут возникнуть в его работе. Так, будет очень сложно привлечь инвесторов на 1,5 млрд рублей. «Найти более 30 компаний с удачными проектами и правильным менеджментом (это как раз покроет инвестиции всего фонда) будет неимоверно трудно. Думаю, что РИФИКТ сможет проинвестировать не более чем пять сделок в первый год», — уверен президент ассоциации «Руссофт» Валентин Макаров.

Другая проблема, вытекающая из первой, — грамотный менеджмент фонда. «Главный вопрос — какая команда менеджеров будет управлять фондом, сможет ли она эффективно работать, находя действительно перспективные проекты. Пока госфонд этого не докажет, говорить о том, что туда автоматически потекут деньги инвесторов, не приходится», — считает ведущий аналитик ИК «Тройка Диалог» Андрей Богданов. С ним согласен и аналитик аудиторско-консалтинговой группы «Развитие бизнес-систем» Алексей Калинин. «Я скептически отношусь к перспективе успешной приватизации фонда в такие сжатые сроки, — говорит он. — Если фонд не докажет за пару лет свою эффективность, высокий уровень прибыльности, желающих вложить в него свои средства просто не найдется».

А вот ограничения по размеру инвестиций в конкретные проекты кажутся вполне оправданными. В Мининформсвязи «Ф.» сообщили, что главная задача фонда — поддержка малого и среднего бизнеса. «Фонд будет ориентироваться либо на небольшие компании (преимущественно «старт-апы»), либо покупать пакеты, не превышающие 15% от уставного капитала. В данном случае контроль над приобретенным активом вряд ли будет высоким, что повышает риски. Однако фонд может сформировать диверсифицированный портфель — несколько «выстреливших» проектов помогут компенсировать возможные неудачи», — уверен Сергей Михеев.

Впрочем, что бы ни произошло, не стоит думать, что РИФИКТ приведет к глобальным сдвигам в развитии IT-сектора. «Благоприятный климат для отрасли включает несколько составляющих: низкие налоги, простое администрирование, госинвестиции и стимулирование частных инвестиций, вложения в образование, доступные средства фондов и банков, наличие бизнес-инкубаторов с набором консалтинговых услуг, наличие технопарков и т. д., — перечисляет все необходимое Валентин Макаров. — Венчурный IT-фонд, преимущественно в стартовые компании — один из его элементов, без которого можно развивать российский бизнес за границей (так многие и поступают), но без которого невозможно развивать отечественные инновационные компании в России».

Тем не менее работа для фонда все таки найдется. IT-сектор сегодня чрезвычайно привлекателен для инвесторов. «Рост здесь уже сейчас составляет 25-30% в год и имеет резервы для ускорения. А деньги, готовые прийти в быстрорастущие сегменты рынка, всегда есть», — подчеркивает Андрей Богданов. «Акции IT-компаний до сих пор практически не представлены на российских биржах, а интерес к этому сегменту достаточно велик — каждый инвестор желает найти новый Google», — считает Сергей Михеев.

Журнал «Финанс.» № 26 (163) 10 – 16 июля 2006 — Экономика
Александр Попов