Июльские тезисы

1 В первой половине лета порадовала Госдума, через которую в достаточно интенсивном режиме проходят законопроекты об изменениях в законодательстве о страховом деле и аудиторской деятельности. А закон, заменяющий лицензирование оценщиков их членством в СРО, уже принят Советом Федерации. Нельзя не отметить, что заложенное в указанных актах расширение поля саморегулирования на финансовом рынке и примыкающих к нему сегментов происходит во многом благодаря усилиям председателя думского комитета по собственности Виктора Плескачевского, поддерживаемого Минэкономразвития и отчасти Минфином.

К сожалению, на фондовом рынке место саморегулирования в регулятивном процессе определяется скорее степенью личной унии представителей госорганов и СРО, чем нормативной базой. В связи с этим создание рабочей группы по взаимодействию ФСФР и СРО представляется позитивным, но лишь первым шагом в правильном направлении. В состав рабочей группы включен, в частности, представитель Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ), что фактически равнозначно признанию ее как СРО, поскольку выдача специального разрешения на деятельность в качестве таковой, согласно закону о НПФ, не требуется.

2 В то же время звучат предложения по предоставлению ФСФР права отзыва лицензий НПФ, управляющих компаний и специализированных депозитариев без решения суда, как в случае с другими участниками финансового рынка.

Вызывает, однако, сомнение, что у такого завоевания административной реформы, как закон «О лицензировании отдельных видов деятельности», сфера применения будет сужена.

С другой стороны, в целях оперативного реагирования надзорный орган мог бы быть (без изменения законодательства о лицензировании) наделен правом приостановления операций любых участников финрынка до судебного решения по лицензии.

3 Свой предварительный вердикт инфраструктуре финансового рынка России уже вынесли эксперты, привлеченные ФСФР за деньги Всемирного банка для выработки предложений по ее совершенствованию. Ничего особенно нового по сравнению с теми вариантами, которые обсуждались в профессиональной среде и без их участия, в материалах презентации результатов исследований не содержится. Итоговые рекомендации экспертов основаны на положениях концепции закона о центральном депозитарии (ЦД), включая единственность ЦД как номинального держателя в реестрах, подготовленной экспертами ФКЦБ/ФСФР почти два года назад. И здесь одно из двух: то ли местные инноваторы инфраструктуры обладают квалификацией настолько высокой, что привлеченным международным экспертам остается только идти по проторенной ими дорожке, то ли заинтересованность привлеченных экспертов в оптимальном результате исследований настолько низка, что ничего, кроме оформления чужих идей, они представлять и не собирались. В любом случае возникает вопрос: зачем нужно было брать кредит в не один миллион долларов, чтобы получить информацию, которую можно достать в интернете за пару часов работы?

4 Другой вопрос — к ВБ: зачем было тратить деньги по льготной кредитной линии именно в России, а не в какой-нибудь другой не обремененной избытком нефтедолларов стране, когда за такой итог работы экспертов мог бы с радостью заплатить кто-нибудь из местных фигурантов?

В итоге реализация предложений ведет к созданию в России ЦД на базе группы компаний, контролирующим собственником которой является Банк России. Злые языки будут, наверное, утверждать, что такое трогательное попадание консультантов в ожидания одного из участников процесса связано с тем, что разработчики принадлежат к международной консалтинговой группе PriceWaterhouseCoopers, регулярно оказывающей ему аудиторские услуги.

5 Фактически предлагаемый экспертами вариант создания ЦД предполагает формирование его собственного капитала за счет обмена принадлежащих ему акций (долей) на акции (доли) не только нынешних расчетных депозитариев (ДКК и НДЦ), но также и взаимодействующих с ними клиринговых и расчетных организаций. Это дает заведомо многократное преимущество одной из конкурирующих инфраструктурных групп в структуре капитала будущего ЦД, которое трудно будет уравновесить за счет подписки или публичного размещения (IPO) его акций. Предлагаемый подход, очевидно, основан на представлении о якобы имеющейся потребности в сверхъестественно высокой капитализации ЦД. Однако, во-первых, деятельность расчетного депозитария рынка ценных бумаг не порождает никаких особых рисков, кроме операционных, а управление ими осуществляется не столько раздуванием капитала, сколько эффективной внутренней организацией и страхованием. Во-вторых, акцент в наращивании собственного капитала можно сделать не на обмен акциями (долями), а именно на IPO вновь созданного ЦД, доля владения которым любым участником рынка и его аффилированными лицами должна быть жестко ограничена.

Журнал «Финанс.» № 28 (165) 24-30 июля 2006 — Финансовые рынки