«Уралрезерв» VS Тинькофф Банк

Арбитражный суд Москвы счёл неосновательным обогащением комиссию в 15% от суммы на расчётном счёте. Тинькофф Банк применил эту комиссию ко многим фирмам, в частности, к челябинскому ООО «Уралрезерв» в соответствии со знаменитым пунктом 5.9 условий обслуживания. По решению суда банк должен отдать ООО 1,59 млн рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Текст решения суда:

25_20693675
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17
http://www.msk.arbitr.ru
Р Е Ш Е Н И Е
Именем Российской Федерации
г. Москва Дело № А40-241820/18-25-1569
30 ноября 2018 г.
Резолютивная часть решения объявлена 22 ноября 2018 г
Мотивированный текст решения изготовлен 30 ноября 2018 года

Арбитражный суд в составе судьи: Мороз К.Г. При ведении протокола судебного заседания помощником судьи Зенковым Р.А., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску общества с ограниченной
ответственностью «УРАЛРЕЗЕРВ» (ИНН 7453319655; дата регистрации 01.03.2018; 454006, ОБЛАСТЬ ЧЕЛЯБИНСКАЯ, ГОРОД ЧЕЛЯБИНСК, УЛИЦА НАГОРНАЯ, ДОМ 46, ОФИС 6) к акционерному обществу «Тинькофф банк» (ИНН 7710140679; дата регистрации 28.01.1994; 123060, г. Москва, 1-й Волоколамский пр-д, д. 10, стр. 1) о взыскании неосновательного обогащения в размере 1 588 417 руб., процентов в порядке ст. 395 ГК РФ за период с 13.07.2018 по 08.08.2018 в размере 1518,70 руб., и с 09.08.2018 по дату фактического исполнения обязательства, расходов на оплату услуг
представителя в размере 50 000 руб., о признании недействительным пункт 5.9. «Условий комплексного банковского обслуживания юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и физических
лиц, занимающихся частной практикой»

при участии:
от истца: Лукин В.В. по доверенности от 17.08.2018,
от ответчика: Терпячий А.Н. по доверенности от 28.05.2018

УСТАНОВИЛ:
Общество с ограниченной ответственностью «УРАЛРЕЗЕРВ» (истец) обратилось в суд с иском к акционерному обществу «ТИНЬКОФФ БАНК» (ответчик) о взыскании неосновательного обогащения в размере 1 588 417 руб., процентов в порядке ст. 395 ГК РФ за период с 13.07.2018 по 08.08.2018 в размере 1518,70 руб., и с 09.08.2018 по дату фактического исполнения обязательства, расходов на оплату услуг представителя в размере 50 000 руб., о признании недействительным пункт 5.9. «Условий комплексного банковского обслуживания юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и физических лиц, занимающихся частной практикой».

Истец на исковых требованиях настаивал по доводам заявления и
дополнительных пояснений по делу. Ответчик в удовлетворении требований возражал по доводам отзыва.

Суд, выслушав истца и ответчика, исследовав материалы дела, оценив
доказательства в их совокупности, приходит к выводу, что заявленные требования подлежат частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 31 марта 2018 г. между истцом и ответчиком заключен универсальный договор комплексного банковского обслуживания юридических лиц № 7007929347 (далее по тексту — «Договор»), в рамках которого банком на имя клиента был открыт расчетный счет № 40702810610000310445 (далее по тексту — «Счет»).
Заключенный между банком и истцом договор включает в себя в качестве
неотъемлемых составных частей заявку, тарифы и общие условия открытия, ведения и закрытия счетов юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и физических лиц, занимающихся частной практикой (далее по тексту — УКБО), а также порядок выпуска и обслуживания корпоративных карт Договор расчётного счета заключается путем акцепта банком оферты, содержащейся в заявке в составе заявления о присоединении, акцептом оферты является отражение первой операции по расчетному счету клиента.

На основании заявления о присоединении к правилам открытия и обслуживания банковского счета, подписанного истцом и ответчиком (Банк), ответчик обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту, денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету (п.1 ст. 845 ГК РФ).

Согласно ст. 848 ГК РФ, банк обязан совершать для клиента операции,
предусмотренные для счетов данного вида законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота, если договором банковского счета не предусмотрено иное.

В соответствии со статьями 309, 310 ГК РФ, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, при этом, односторонний отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий не допускаются.

Как следует из материалов дела, 19 апреля 2018 г. истцом было подано распоряжение в банк на перевод денежных средств по счету по платежному поручению № 5 от 19.04.18 на сумму 12 130 900 руб. в адрес ИП Устюгов Александр Александрович (ИНН № 662306913126).

20.04.2018г. в 10:00 по местному времени в личный кабинет ООО «УРАЛРЕЗЕРВ» Интернет-Банка поступил запрос о предоставлении документов в целях исполнения Федерального закона от 07.08.2001г. №115-ФЗ (далее — Закона №115-ФЗ) в срок до 16:00 20.04.2018г. по московскому времени.

По решению Банка ООО «УРАЛРЕЗЕРВ» было ограничено дистанционное банковское обслуживание без возобновления. А также было сообщено о необходимости закрытия счета, при этом Общество может разово перевести средства в личном кабинете, закрытие счета будет сопровождаться комиссией в размере 15% от оставшейся на счете суммы, которая установлена п. 5.9. Условий комплексного
банковского обслуживания юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и лиц, занимающихся частной практикой, редакция 9 (далее -УКБО).

С принятым решением Банка Общество не согласилось и направило в адрес Банка претензию б/н от 08.05.2018г.

В своем ответе на претензию (исх. № КБ-0513.25 от 13.05.2018г.) Банк указывает, что запрашивал документы в целях исполнения Закона №115 ФЗ, а также ссылается на п. 3.3.1 УКБО, согласно которому Обществом были нарушены условия договора в связи с непредставлением по запросу Банка, предоставлением неполного комплекта документов/сведений или предоставление недостоверных документов/сведений в порядке и сроки, определенные Банком.

При этом Банк в своем ответе на претензию не разъяснил, какие именно документы Общество не предоставило, какие из предоставленных документов являются, по мнению Банка, недостоверными.

Как пояснил представитель ответчика в судебном заседании, счет истца был закрыт по причине не полного предоставления пакета документов.

Посчитав списание незаконным истец обратился в суд с исковым заявлением.

Удовлетворяя требования суд принимает во внимание следующее. В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее — «Закон») к мерам, направленным на противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, относятся:

  • организация и осуществление внутреннего контроля;
  • обязательный контроль;
  • запрет на информирование клиентов и иных лиц о принимаемых мерах противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, за исключением информирования клиентов о принятых мерах по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества, о приостановлении операции, об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операций, об отказе от заключения договора банковского счета (вклада), о необходимости предоставления документов по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом;
  • иные меры, принимаемые в соответствии с федеральными законами.

В соответствии с пп.1 п. 1 ст. 7 Закона организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны до приема на обслуживание «идентифицировать» клиента, представителя клиента и (или) выгодоприобретателя…, что является мерой обязательного контроля в соответствии с Законом.

На основании этого закона Банк России устанавливает требования  к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации
(отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма
(далее — ПВК по ПОД/ФТ).
В соответствии с ФЗ № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию)
доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»,
установление, создание и применение какого-либо правового механизма по
установлению индивидуальных тарифов для клиентов банков не предусмотрено
(заградительный тариф, дополнительное вознаграждение, и т.д.).
Возможность применения ФЗ № 115-ФЗ «О противодействии легализации
(отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» определено специальной целью — приданию правомерности владению, пользованию и распоряжению денежными средствами либо иным имуществом.
Кроме того, буквальное толкование положений ФЗ № 115-ФЗ «О
противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» позволяет императивно установить критерий, исключающий обязательность банковского контроля — осуществление хозяйственной деятельности, как обоснование снятия наличных денежных средств.
Согласно п. 5.9. УКБО, Банк вправе удержать комиссию по любому из открытых Расчетных счетов в размере 15% от суммы перевода, за перечисление остатка денежных средств в связи с закрытием Расчетного счёта Клиента, в случае непредставления либо ненадлежащего предоставления Клиентом документов и информации, запрошенных Банком в соответствии с Федеральным законом № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07.08.2001 г. Данная комиссия не суммируется с комиссиями за переводы и другие списания с Расчетного счета, установленными Тарифным планом».
Согласно п. 11 ст. 7 ФЗ №115 Банк вправе отказать в проведении операции
клиента в случае наличия у Банка обоснованных сомнений по поводу отнесения сделки клиента к операции связанной с легализацией доходов, полученных преступным путем.
Кроме того, в соответствии с положениями ст. 7 ФЗ №115 Банк вправе при
осуществлении «внутреннего контроля» запрашивать у клиента документы для
идентификации клиента, их представителей, выгодоприобретателей, вправе
документально фиксировать сведения и предоставлять их в уполномоченный орган.
Как уже установлено судом 20.04.2018г. в 10:00 по местному времени в личный
кабинет ООО «УРАЛРЕЗЕРВ» Интернет-Банка поступил запрос о предоставлении
документов в целях исполнения Федерального закона от 07.08.2001г. №115-ФЗ (далее —
Закона №115-ФЗ) в срок до 16:00 20.04.2018г. по московскому времени.
В частности были запрошены следующие документы:
-договоры с контрагентами по операциям в АО Тинькофф Банк: ООО
«МЕТАЛЛПРОМТОРГ», ООО «Транс АвтоЦистерна», ИП Устюгов Александр
Александрович, ООО «УралЛитМаш», ООО ЭНЕРГОСИЛА с приложениями и
сопроводительными документами, являющимися неотъемлемой частью
запрашиваемых договоров;
-информационное письмо на бланке с подписью и печатью (при наличии), в котором должна раскрываться следующая информация: характер ведения деятельности, как формируется выручка и прибыль; каким образом осуществляется поиск контрагентов; производится ли привлечение сторонних лиц и компаний с целью осуществления деятельности; фактическая численность персонала; информация о
собственном либо арендованном помещении/транспорте; ссылка на
сайт/портфолио/рекламу (при наличии);
-актуальное штатное расписание/6-НДФЛ;
-копия налоговой отчетности за последний отчетный период с отметками о принятии (при наличии);
-при наличии открытого/закрытого счета в других банках — расширенную выписку за все время обслуживания, выгруженную из ИБ и удостоверенную ЭЦП обслуживающего банка или оформленную на бумажном носителе с отметками банка.

При отсутствии в ней информации: об уплате налогов по деятельности, о выплате заработной платы и связанных с ней обязательных платежей в бюджет и во внебюджетные фонды, об уплате аренды, также при отсутствии выписки, дополнительно предоставить платежные документы с отметками об исполнении данных платежей, либо документы, подтверждающие отсутствие оснований для
данных выплат.

Более того, в соответствии с запросом банка было необходимо письменно
пояснить, кто является поставщиком товара, которые были реализованы ООО «МЕТАЛЛПРОМТОРГ», предоставить договоры с поставщиками товара с приложениями и сопроводительными документами.

Между тем, судом установлено, что срок предоставления документов являлся неисполнимым для клиента банка. Согласно требованию банка документы должны быть представлены в срок до 16:00 20.04.2018г. по московскому времени, то есть в течение одного рабочего дня.

В ходе судебного разбирательства ответчиком не представлено суду пояснений в связи с чем для представления столь значительного по объему запрашиваемой информации пакета документов срок истцу был предоставлен менее суток.

Суд также учитывает, что на официальном сайте АО «Тинькофф Банк» не размещены внутренние документы банка, которые предусматривали бы срок предоставления документов по запросу банка в целях исполнения Федерального закона от 07.08.2001г. №115-ФЗ. Из этого можно сделать вывод, что этот срок не регламентирован банком, а, следовательно, устанавливается банком для каждого случая индивидуально.

Суд также отмечает, что действия истца не связаны с уклонением от требований Банка, а также, что Банк не был лишен возможности запросить у истца недостающие документы для оценки ведения истцом хозяйственной деятельности.

Суд учитывает, что все запрашиваемые документы были предоставлены ООО «УРАЛРЕЗЕРВ» через личный кабинет 20.04.2018г. и приняты банком.
Однако, в связи с тем, что на предоставление документов был дан срок всего в 8 часов, и, что в это время руководитель Общества находился в командировке (а только у него есть доступ в личный кабинет), два договора по запросу были высланы позже 16:00 московского времени.

При этом уже в 16:39 по московскому времени на телефон руководителя Общества пришло смс сообщение о временной приостановке обслуживания, а в 16:44 в личном кабинете общества было сделано распоряжение о закрытии расчетного счета №40702810610000310445.

В силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

В пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что положения Гражданского кодекса Российской Федерации, законов и иных актов, содержащих нормы гражданского права (ст. 3 Гражданского кодекса Российской Федерации), подлежат истолкованию в
системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10
Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном
поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Анализируя последовательность действий банка, а также неисполнимый срок для представления документов по запросу, суд приходит к выводу, что при изложенных обстоятельствах, банк применил комиссию в отсутствие на то оснований.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что ответчиком не доказан факт правомерного и обоснованного применения к истцу комиссии по п. 5.9 УКБО.

Пунктом 3 ст. 7 Закона № 115-ФЗ установлено, что в случае, если у работников кредитной организации на основании реализации Правил внутреннего контроля возникают подозрения, что какие-либо операции осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, эта организация не позднее трех рабочих дней, следующих за днем выявления таких операций, обязана направлять в уполномоченный орган сведения о
таких операциях независимо от того, относятся или не относятся они к операциям, предусмотренным ст. 6 Закона № 115-ФЗ. При неполучении в течение указанного срока постановления уполномоченного органа о приостановлении соответствующей операции на дополнительный срок на основании ч. 3 ст. 8 Закона № 115-ФЗ организации осуществляют операцию с денежными средствами или иным имуществом по распоряжению клиента, если в соответствии с законодательством Российской
Федерации не принято иное решение, ограничивающее ее осуществление.

Доказательств соблюдения ответчиком п. 3 ст. 7 Закона № 115-ФЗ в отношении истца также не представлено. Доказательств направления банком в контролирующий орган сведений об отказе в проведении операций истца в связи с их сомнительностью в установленные сроки не
представлено.

Согласно ст. 1102 Гражданского кодекса РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество
(неосновательное обогащение).

При таких обстоятельствах суд считает требования истца о взыскании неосновательного обогащения в размере 1 588 417 рублей 00 копеек правомерным и обоснованным.

Согласно статье 1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Пунктом 1 ст. 395 ГК РФ установлено, что за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет
другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц. Эти правила применяются, если иной размер
процентов не установлен законом или договором.

Согласно расчету истца, сумма процентов за пользование чужими денежными средствами составляет 8 518 руб. 70 коп. Суд, проверив представленный расчет, считает его правильным,
соответствующим условиям действующего законодательства, установленному порядку расчета и материалам дела, и считает правомерным удовлетворение требования истца о
взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 20 308, 97 рублей.

Согласно пункту 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Поскольку ответчиком доказательств возврата денежных средств в суд не
представлено, то исковые требования истца признаются судом обоснованными и подлежащими удовлетворению в части взыскания неосновательного обогащения в размере 1 588 417 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами по состоянию на 08.08.2018 г. в размере 8 518, 70 рублей.

По смыслу статьи 330 ГК РФ, истец вправе требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства (в частности, фактической уплаты кредитору денежных средств).

В п. 48 Постановления Пленума ВС РФ № 7 от 24.03.2016г. «О применении
судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» указано, что сумма процентов, подлежащих взысканию по правилам статьи 395 ГК РФ, определяется на день вынесения решения судом исходя из периодов, имевших место до указанного дня.

Проценты за пользование чужими денежными средствами по требованию истца взимаются по день уплаты этих средств кредитору. Одновременно с установлением суммы процентов, подлежащих взысканию, суд при наличии требования истца в резолютивной части решения указывает на взыскание процентов до момента фактического исполнения обязательства (пункт 3 статьи 395 ГК РФ). При этом день фактического исполнения обязательства, в частности уплаты задолженности кредитору,
включается в период расчета процентов.

Истцом также заявлено требование о признании недействительным пункта 5.9. «Условий комплексного банковского обслуживания юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и физических лиц, занимающихся частной практикой».

В обоснование исковых требований в указанной части истец указывает, что данная норма УКБО противоречит Закону №115-ФЗ, а, следовательно, является ничтожной.

В части требований о признании недействительным пункта 5.9. «Условий комплексного банковского обслуживания юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и физических лиц, занимающихся частной практикой» требования удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 168 ГК РФ за исключением случаев, предусмотренных п. 2
настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Пунктом 2 ст. 168 ГК РФ установлено, что сделка, нарушающая требования
закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В силу п.1.1 статьи 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
В соответствии со ст. 1 ГК РФ граждане приобретают и осуществляют свои
гражданские права своей волей и в своем интересе. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (п. 5 ст. 10 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением — когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

На основании п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия,
относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В силу ч.ч. 1, 2 ст. 428 ГК РФ договором присоединения признается договор,
условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.
Как установлено судом, истец присоединился к договору банковского счета, в том числе путем принятия Условий комплексного банковского обслуживания юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и физических лиц, занимающихся частной практикой.
Согласно ст. 30 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» от 02.12.1990 г. № 395-1-ФЗ (далее — Закон о банках и банковской деятельности) отношения между кредитными организациями и их клиентами осуществляются на основе договоров, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Отказывая в удовлетворении, суд принимает во внимании, что истцом не
представлено нормативного обоснования каким образом оспариваемая норма УКБО противоречит Закону №115-ФЗ.

Целью Федерального закона от 07.08.2001 №115-ФЗ «О противодействии
легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма» (далее по тексту Закон 115-ФЗ) является защита прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и
финансированию терроризма (ст. 1 Закона 115-ФЗ).

Сфера применения данного Федерального закона — регулирование отношений граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, иностранных структур без образования юридического лица, государственных органов, осуществляющих контроль на территории Российской Федерации за проведением операций с денежными средствами или иным имуществом,
в целях предупреждения, выявления и пресечения деяний, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма, а также отношений юридических лиц и федеральных органов исполнительной власти, связанных с установлением бенефициарных владельцев юридических лиц (ч.1 ст.2).

Согласно пункту 2 статьи 7 Закона 115-ФЗ организации, осуществляющие
операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны в целях предотвращения легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма разрабатывать правила внутреннего контроля, назначать специальных должностных лиц, ответственных за реализацию правил внутреннего
контроля, а также принимать иные внутренние организационные меры в указанных целях.

В целях снижения количества сомнительных операций, связанных с
обналичиванием денежных средств через Банк была введена комиссия, установленная п. 5.9. «Условий комплексного банковского обслуживания юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и физических лиц, занимающихся частной практикой».

О введении комиссии Банк уведомил своих клиентов путем размещения соответствующей информации на общедоступном сайте. При этом право банка в одностороннем порядке устанавливать тарифы и
вносить изменения в действующие тарифы банка согласовано сторонами в условиях договора и не противоречит части 2 статьи 29 Закона N 395-1.

Истцом также заявлены требования о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 50 000 рублей. Рассмотрев заявление о взыскании судебных расходов, исследовав и оценив представленные доказательства по правилам ст. 71 АПК РФ в части, необходимой для рассмотрения заявления, выслушав представителя истца, суд считает заявление подлежащим удовлетворению частично, исходя из следующего.
В подтверждение понесенных расходов заявителем в материалы дела
представлены следующие документы: договор на оказание юридических услуг №35/18/Ю, квитанция к приходному ордеру № 14 от 13.08.2018 г. об оплате расходов в размере 50 000 рублей.

Согласно ст. 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной
пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Статьей 106 АПК РФ предусмотрено, что к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате, в том числе на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

В соответствии с ч. 2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2004 № 454-О указано, что правило части 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предоставляющее арбитражному суду право уменьшить сумму, взыскиваемую в возмещение соответствующих расходов по оплате услуг представителя, призвано создавать условия, при которых соблюдался бы необходимый
баланс процессуальных прав и обязанностей сторон.
Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя,
понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах, является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя.
При определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности, время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; продолжительность рассмотрения и сложность дела.

Суд, определяя разумность пределов, исходит, в том числе, из сложности спора, из сложившихся в Московском регионе цен и наличия многочисленной судебной практики по аналогичной категории дел, а также отсутствие возражений ответчика по факту произведенных расходов и их размера.

Учитывая изложенное, требования истца о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя являются разумными, относимыми к рассматриваемому делу и подлежат удовлетворению в размере 50 000 руб.
Расходы по оплате государственной пошлины относятся полностью на
ответчика в порядке ст. 110 АПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 309, 310, 395, 848, 859, 1102,
1107 ГК РФ, ст.ст. 65, 71, 75, 110, 123, 156, 167-171, 176, 180, 181 АПК РФ
арбитражный суд

РЕШИЛ:
Исковые требования удовлетворить частично.
Взыскать с акционерного общества «Тинькофф банк» в пользу общества с
ограниченной ответственностью «УРАЛРЕЗЕРВ» неосновательное обогащение в размере 1 588 417 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ за период с 13.07.2018 по 08.08.2018 в размере 8 518,70 руб., и проценты за пользование чужими денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ за период начиная с 09.08.2018 по дату фактического исполнения обязательства, расходы на оплату услуг представителя в размере 50 000 руб., а также расходы по оплату государственной пошлины в размере 28 969 руб.
В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.
Решение может быть обжаловано в течение месяца после его принятия путем подачи апелляционной жалобы в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Судья: К.Г. Мороз