Как ЕБРР блокирует банки

Переговоры о сотрудничестве с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) руководство Абсолют-банка начало в 2003-м году. Тогда у последнего не было ни филиальной сети, ни розничного бизнеса. Зато имелась агрессивная стратегия, которую удалось «защитить» перед строгим экзаменатором. «Добиться соответствия стандартам ЕБРР и получить первый кредит было сложно, – вспоминает зампред Абсолют-банка Анатолий Максаков. – Однако налаженное тогда сотрудничество в итоге помогло нам стать прозрачным и понятным банком для инвесторов». С подачи европейского «спонсора», по словам Анатолия Максакова, «Абсолют» стал первым российским банком, у которого появилась подписанная аудиторами «большой четверки» структура собственников и который начал составлять отчетность по МСФО каждые полгода. Спустя четыре года после начала сотрудничества с ЕБРР Абсолют-банк заключил одну из самых удачных сделок: 95% акций были проданы бельгийской группе KBC за $1 млрд (банк оценили в 3,8 капитала). Сегодня с ЕБРР работают десятки российских финучреждений. Как и зачем они добиваются партнерства?

Масштабные вливания. ЕБРР – некоммерческая организация, созданная 58 странами для оказания помощи при переходе к рыночной экономике. Россия в течение пяти последних лет является ключевым рынком для этой структуры. Только в 2007-м ЕБРР вложил сюда 2,3 млрд евро – это 41% всех инвестиций банка. И хотя сводки новостей пестрят сообщениями о том, что международная компания направляет средства в строительство автозаводов, предприятий по производству электроэнергии и других крупных объектов, основной поток денег идет в финансовый сектор. Уже несколько лет половина российского портфеля ЕБРР приходится на проекты по развитию кредитования малого бизнеса, торгового финансирования, а также непосредственно вливания в капитал кредитных учреждений. Причем «европеец» сотрудничает не только с крупными кредитными организациями. К примеру, сегодня он входит в капитал «Центр-инвеста», НБД-банка, «Кедра», Уралтрансбанка, Примсоцбанка, «Спурта». «Заслужить доверие ЕБРР очень непросто», – вторят участники рынка.

Доллар за душу. Как отмечают в ЕБРР, финансируют они «только те проекты, на которые невозможно получить средства из других источников на аналогичных условиях». Причем главное здесь даже не размер ставок, а «длина» денег (до 15 лет) и объем выделяемого финансирования. Другой немаловажный аспект – технологии, необходимые для продвижения новых услуг.

Небольшое кредитное учреждение может получить, к примеру, $10 млн на пять лет в рамках программы по финансированию малого бизнеса. «ЕБРР предлагает банкам новые возможности и продукты, которые они не могли бы реализовать при сотрудничестве с коммерческими иностранными институтами», – отмечает Анатолий Максаков. Без поддержки ЕБРР, говорит председатель правления Транскапиталбанка Ольга Грядовая, не удалось бы запустить в 2005 году кредитование малого бизнеса и ипотеку, а в 2007-м – микрофинансирование.

Как правило, сотрудничество начинается с участия в программах торгового финансирования или кредитования малых предприятий. При этом, по оценкам наблюдателей, ссуду в европейском банке в среднем получает один претендент из трех. Прежде чем обратиться к ЕБРР за поддержкой, говорят участники рынка, необходимо провести серьезную подготовку. «Процедуры анализа очень серьезные, – делится впечатлениями зампред Пробизнесбанка Михаил Завгородний. – Если у потенциального получателя кредита недостаточно развита, например, оценка рисков или структура управления, то представители ЕБРР, требуя их корректировки, всю душу вынут, прежде чем вложить доллар». «Подготовительные этапы сотрудничества с ЕБРР всегда сложные. Переговоры и due diligence в нашем банке заняли несколько месяцев, в частности, «европейцы» рекомендовали упростить структуру акционерного капитала, централизовать функции бэк-офиса», – рассказывает зампред Московского кредитного банка (МКБ) Андрей Иванов.

После аудита Урса-банку, по словам его гендиректора Кирилла Бреля, пришлось вносить коррективы в бизнес-модель, корпоративное управление и даже условия по предоставлению кредитов: заемщики партнеров ЕБРР должны соответствовать определенным экологическим нормам.

Абсолют-банк под чутким руководством международного гиганта привыкал к новым требованиям по прозрачности корпоративного управления, по финансовому планированию, стал следовать рекомендациям по разработке долгосрочной стратегии. Ранее планы строились на два года вперед, теперь банк начал мыслить «пятилетками». В кредитной организации отмечают, что большая часть нововведений пошла на пользу. «Ужесточили требования по ликвидности, процентным рискам, группам заемщиков.

Все эти нормы были куда жестче, чем у ЦБ. И мы стали часто ссылаться на наши достижения при общении с другими иностранными кредиторами», – вспоминает Алексей Максаков.

Перспективный инвестор. Если удалось «подогнать» бизнес под требования международного института, можно вести разговор не только о предоставлении кредитных средств, но и о продаже доли в капитале. Это происходит в том случае, отмечают в ЕБРР, если возникнет необходимость «мобилизовать использование выданных кредитных ресурсов».

Чаще всего ЕБРР приобретает блок-пакет, как, например, в Уралтрансбанке, СКБ-банке, Транскапиталбанке, КМБ-банке. В Урса-банке, продавшем «европейцам» 17,6% акций, уверены: новый инвестор открыл им массу возможностей. Например, в середине 2005 года «Урса» произвел дебютное размещение кредитных нот на западных рынках на сумму $100 млн (в то время – примерно четверть баланса). «Никому не известный на Западе банк нашего масштаба, не имея в капитале столь именитого брэнда, не смог бы сделать такого», – вспоминает с удовлетворением Кирилл Брель.

Председатель правления СКБ-банка Владимир Пухов добавляет: появление у регионального института международного партнера сразу отразилось на рейтинге. В частности, Fitch поднял его до уровня крупных московских банков («B-»), а агентство Moody’s повысило свою оценку с «В2, стабильный» до «В2, позитивный».

Впрочем, как и при обращении за кредитом, убедить ЕБРР в перспективности инвестиций непросто. У «Центр-инвеста» на получение первого займа ушло два года, а продать 27,5% международному «спонсору» удалось лишь на третий. Длительное ожидание, говорят в банке, было связано не только с необходимостью повышения прозрачности, но и с тем, что у ЕБРР на тот момент не было опыта работы на юге России.

Знак качества. Даже если отношения с ЕБРР ограничиваются кредитным партнерством, аналитики этого финансового института ведут постоянный мониторинг проектов, рассказывает Андрей Иванов из МКБ. «Чем более позитивную динамику они наблюдают, тем больше открывается возможностей для расширения сотрудничества», – рассказывает он. МКБ, в частности, помимо кредитной линии на финансирование малого и среднего бизнеса ($10 млн) получил субординированный заем в $20 млн на 7 лет.

Если же ЕБРР входит в число акционеров, то взаимодействие с ним протекает куда более тесно. Традиционно представитель европейского банка входит в совет директоров и возглавляет комитет по аудиту. «ЕБРР никогда не был пассивным акционером. Он всегда достоверно знает, что происходит в банке и заинтересованно следит за нашим развитием, принимает участие в важнейших проектах», – говорит Кирилл Брель. «Мы согласовали с ЕБРР семилетний план развития», – добавляет Ольга Грядовая из Транскапиталбанка.

«Стандарты работы с ЕБРР высоки, поэтому сам факт вхождения его в капитал уже спустя год может повысить стоимость кредитного учреждения в разы», – отмечает аналитик «Уралсиба» Леонид Слипченко. «ЕБРР совмещает миссию поддержки стран бывшего соцблока с принципами работы фондов private equity: как и они, банк входит в проект, только будучи уверенным, что его стоимость в среднесрочной перспективе многократно вырастет», – говорит генеральный партнер фонда частных инвестиций Icon Private Equity Кирилл Дмитриев. Наиболее успешным вложением «европейца» он считает приобретение доли в Международном московском банке (ныне – Юникредитбанк). ЕБРР инвестировал в акции ММБ 25 млн евро (в 2000 году приобрел 10% за 5,8 млн евро, позже трижды участвовал в доп­эмиссии, потратив 19,15 млн евро). Спустя 7 лет он продал свой пакет итальянской банковской группе Unicredit в девять раз дороже – за $229 млн.

Штраф за «измену». Впрочем, сама по себе продажа международному институту доли в банке большой выгоды его владельцам, как правило, не приносит. «Традиционно ЕБРР заходит в российские банки, приобретая пакет лишь с двукратной премией к капиталу. Для довольно развитого учреждения, например такого, как наше, это уже давно низкая цена», – говорит Михаил Завгородний из Пробизнесбанка. Стоит отметить также: условия покупки доли зачастую оговариваются на начальной стадии партнерства – к примеру, когда европейский банк только начинает предоставлять финансирование. В дальнейшем стоимость кредитного учреждения может значительно вырасти, однако ЕБРР будет требовать исполнения договоренности. А если отказаться – придется платить штраф.

Подобная история произошла, например, с банком «Русский стандарт» (РС). В 2002 году после предоставления кредита на $10 млн «европейцы» получили опцион на приобретение 10,44% акций РС. При этом договор предусматривал возможность покупки части любой доп­эмиссии акций по требованию. Когда же ЕБРР спустя два года объявил о желании реализовать свое право, владелец РС Рустам Тарико уже собирался продать пакет детища гораздо дороже, ведя переговоры с BNP Paribas. Исходя из суммы, которую планировал потратить на приобретение десятой части банка ЕБРР, весь РС стоил бы всего $170 млн. В свою очередь, французы оценивали банк в $600 млн. В итоге владелец РС решил откупиться от ЕБРР – он заплатил более $4 млн неустойки за невыполненное обещание и досрочно погасил ссуду. Причем сделка с французской стороной в итоге так и не состоялась.

Тем не менее, скажем, Оргрэсбанку удалось продать пакет ЕБРР по более высокой цене, чем предполагалось изначально. Способствовало этому вхождение в капитал другого крупного иностранного акционера. 75,01% акций за $313,7 млн приобрела скандинавская группа Nordea, после чего «европейцам» пришлось выкупать меньшую долю акций по более высокой цене: вместо 15% за планируемые $30 млн – 12,49% за $43,7 млн.

«Россия останется приоритетным рынком для ЕБРР», – пообещал замминистра финансов Германии Томас Миров, которого в мае должны избрать новым президентом европейской организации. Вместе с тем, отметил он, роль банка развития здесь не должна ограничиваться финансовой сферой.

Ольга Грядовая, председатель правления Транскапиталбанка-Невзирая на статус и объем организации, ЕБРР достаточно мобилен. Хотя ему и присущ бюрократизм

Андрей Иванов, зампред Московского кредитного банка-Подготовительные этапы сотрудничества с ЕБРР всегда сложные. На переговоры и due diligence у нас ушло несколько месяцев

Кирилл Брель, гендиректор Урса-банка-ЕБРР никогда не был пассивным акционером. Он всегда достоверно знает, что происходит в банке

Михаил Завгородний, зампред Пробизнесбанка-Если недостаточно развита, например, оценка рисков, представители ЕБРР всю душу вынут, прежде чем вложить доллар

УЧАСТИЕ: «Отцы»-основатели

ЕБРР создан в 1990 году для поддержки частного сектора в развивающихся странах.

Акционерами созданного некоммерческого предприятия стали европейские государства, а также находящиеся за пределами указанного региона члены МВФ (в том числе США) и две международные организации – Европейское сообщество и Европейский инвестиционный банк. РФ – один из учредителей ЕБРР (4% капитала). Наиболее крупные доли имеют США (10%), Германия, Великобритания, Франция и Япония (по 8,5%). Руководство финучреждением осуществляет совет управляющих, в который входят по одному представителю от каждого учредителя ЕБРР. Банк работает в 29 странах.

Участие ЕБРР в капиталах банков, %

КМБ-банк25 + 1 акция

НБД-банк25 + 1 акция

Оргрэсбанк12,5

Примсоцбанк12,35

Сведбанк15

Спурт28,25

Транскапиталбанк25 + 1 акция

Уралтрансбанк25 + 1 акция

Урса-банк17,6

Центр-инвест27,6

ДОХОДЫ: Куры не клюют

Получение прибыли для ЕБРР с момента его создания – не самоцель.

Также в его задачи не входит конкуренция с коммерческими банками. «Европеец» нацелен на поддержку проектов, которые без его помощи были бы неосуществимы, напоминает начальник отдела иностранных финансовых учреждений Юникредитбанка Денис Пленкин. Свободные средства организация направляет в резерв на покрытие возможных убытков. В 2006 году его прибыль выросла до рекордных 2,4 млрд евро (против 1,5 млрд евро в 2005 году). При этом на покрытие резервов требовалось 2 млрд евро. Этот случай даже заставил руководство инвестгиганта задуматься о выплатах дивидендов. Впрочем, дискуссии на эту тему так и не завершены. «Излишняя» прибыль в 2006 году, по традиции, ушла в фонд формирования резервов, но сейчас, по итогам 2007 года, снова нужно решать, куда направить сверхдоходы (правда, размер прибыли ЕБРР пока не разглашает). «Вопрос выплаты дивидендов будет вынесен на обсуждение в ходе ближайшего собрания совета управляющих, которое состоится в мае в Киеве», – сообщил старший советник ЕБРР в России Ричард Уоллес.

ПОЛИТИКА: Российские приоритеты

Европейский банк реконструкции и развития начал активную деятельность на российском рынке в 1992 году.

С тех пор объемы инвестиций ежегодно увеличивались примерно вдвое. В числе заемщиков ЕБРР оказалось множество банков, рухнувших после кризиса 1998 года, в том числе «СБС-Агро», Инкомбанк, Токобанк. По оценкам участников рынка, объем невыплаченных финучреждениями долгов перед мировым кредитором составлял тогда около $300 млн.

Кризис спровоцировал дискуссию о сворачивании деятельности ЕБРР в России. Тем не менее на объеме инвестиций проблемы российского рынка не отразились. Как уверяют в европейском банке, большинство обязательств позже было выполнено. «Из должников тех времен у нас остался лишь один – зарегистрированная в Швейцарии компания Runicom SA, которая была главным трейдером «Сибнефти». Мы до сих пор судимся с «Сибнефтью», Романом Абрамовичем и Евгением Швидлером, требуя заплатить нам $17 млн», – говорит старший советник российского офиса ЕБРР Ричард Уоллес.

В последние пять лет ЕБРР активно наращивает число своих проектов в России, одновременно сворачивая финансирование в бывших соцстранах и республиках СССР, вступивших в Евросоюз. Как поясняют представители института развития, государства, ставшие членами ЕС, больше не нуждаются в активной помощи ЕБРР.

Недавно наиболее вероятный претендент на пост следующего руководителя организации Томас Миров (полномочия действующего главы Жана Лемьера истекают в июле) заявил: Россия останется приоритетным рынком для ЕБРР. Он, впрочем, отметил, что роль банка развития здесь не должна ограничиваться финансовой сферой.

Журнал «Финанс.» №13 (248) 31 марта – 06 апреля 2008 – Банки
Марина Божко