Анна Ким о реинкарнации частно-го­судар­ствен­ного партнерства

Российское руководство все чаще напоминает человека, который, потеряв кошелек, ищет не там, где потерял, а под фонарем, потому что там лучше видно. Примеров полно в самых разных областях. Чтобы решить проблему пробок, предлагается повысить штрафы для водителей, как будто это они главный источник хаоса на дорогах. Чтобы обуздать аппетиты топ-менеджеров госкорпораций, выдвигается идея законодательно ограничить уровни зарплат, составив реестр должностей, хотя государство и без того может влиять на принятие решений через своих представителей в наблюдательных советах. Но, пожалуй, чаще всего практика подменивать реальную политику демонстрацией бурной деятельности применяется в отношениях с инвесторами.

Мы опять создаем новый фонд для привлечения в экономику инвестиций, на этот раз иностранных. По словам президента Дмитрия Медведева, это будет «специальный суверенный фонд, который разделит риски с иностранными инвесторами путем совместных инвестиций в проекты модернизации нашей экономики». Подробностей пока раскрыто довольно мало. Из высказываний главы Минэкономразвития Эльвиры Набиуллиной можно понять, что речь идет об инвестициях не только в модернизацию, но и в инфраструктуру. Все чиновники, комментировавшие тему, уверяют, что некие инвесторы уже выразили к будущему фонду неподдельный интерес.

У вас нет ощущения дежавю? Разве не для тех же самых целей создавались в свое время ВЭБ, Российская венчурная корпорация, «Роснано», Инвестиционный фонд (желающие могут продолжить список)? Много ли мы видели от них удачно завершенных проектов, если считать таковыми создание в экономике чего-то нового, а не переход под государственный контроль уже существующего? Частно-государственное партнерство, став модной темой в середине прошлого десятилетия, как-то само собой мутировало в государственно-частное, а затем и вовсе приняло занятную форму, ныне эксплуатируемую при строительстве олимпийских объектов в Сочи.

Кстати, как стало известно на прошлой неделе, Банк России согласился построить в Сочи пансионат за 3,5 млрд рублей. Сергей Игнатьев, правда, говорит, что его подчиненные хотят там отдыхать. Но надо быть очень наивным человеком, чтобы поверить, будто затея никак не связана с предстоящим в 2014 году событием. Разве не яркая иллюстрация провала России на инвестиционном поприще?

Конечно, было бы преувеличением утверждать, будто Россия совершенно неинтересна инвесторам, в том числе иностранным. Но до кризиса секреты привлекательности нашей страны были простыми: дорожающая нефть, растущие благодаря ей же потребительские рынки и крепнущий рубль. Сейчас старая модель экономического роста не работает, даже несмотря на то, что сырье опять стоит недешево. Попытки же создать новую пока выглядят неубедительно, и реинкарнация докризисных «прожектов» здесь вряд ли что-то изменит.

 

Да

Альтернативная энергетика: «Рос­атом» заинтересовался ветряками

 

Нет

Эстонцы заплатили за переход на евро инфляцией

Журнал «Финанс.» № 3 (382) 31.01–06.02.2011 — Ответы экономики
Анна Ким