Ответы экономики c Анной Ким

ОСТОРОЖНО, ДВЕРИ ЗАКРЫВАЮТСЯ! У РЕШЕНИЯ НЕ ПУСКАТЬ ПРЕССУ НА ЗАСЕДАНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА МОГУТ БЫТЬ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ МОТИВЫ

Никакого информационного вакуума, уверяют чиновники, после каждого заседания министры-докладчики будут давать пресс-конференции. Казалось бы, чего уж проще и естественнее: новая метла метет по-новому. Проводить заседания кабинета министров в открытом режиме решил в свое время Михаил Фрадков. Большое журналистское спасибо ему за это. Но нынче у нас другой премьер, со своими взглядами на публичность и стилем общения с подчиненными. Да и многие в правительстве наверняка вздохнули с облегчением. Какому чиновнику понравится, если его, жестко отчитав, сошлют на Сахалин. И сделают это в присутствии не только коллег, но и охочих до скандалов, вооруженных телекамерами журналистов.

Но если вдуматься, причин устраивать правительственные заседания без лишних свидетелей у правительства действительно прибавилось, и они не только и не столько субъективного свойства. На годы премьерства Михаила Фрадкова пришелся период нефтегазового благоденствия. Экономический блок работал в режиме наибольшего благоприятствования, у министров всегда находились друг для друга и для широкой публики хорошие новости. Сейчас ситуация постепенно меняется. Вот замглавы Минэкономразвития Андрей Белоусов насчитал аж пять рисков, с которыми России придется иметь дело в ближайшие три года. А именно: падение мировых цен на нефть, перегрев кредитного и потребительского рынков, ухудшение платежного баланса и инфляция.

В принципе ничего неожиданного в этом перечне нет. То, что мировая экономика в скором времени завершит фазу быстрого роста и это окажет влияние на рынки энергоресурсов, вызывает мало сомнений. И даже дорогая нефть не отменяет перспективу ухудшения баланса внешней торговли в условиях, когда импорт растет годовыми темпами около 40%. Кредитный и потребительский бум тоже «питается» нефте- и газодолларами, в том числе щедро перераспределяемыми через бюджет. Приток капитала, который, по мысли руководителей Минэкономразвития, должен компенсировать обнуление внешнеторгового баланса и обеспечить дальнейший рост, может стать реальностью, а может и не стать. То же самое с институтами развития, которые должны содействовать диверсификации экономики и решать ее инфраструктурные проблемы. Могут оказаться эффективными, а могут и вовсе не заработать – дело в нынешней ситуации непредсказуемое.

Готово ли правительство встретить новую экономическую реальность? К сожалению, нынешняя ситуация с инфляцией не позволяет ответить на этот вопрос утвердительно. В течение нескольких лет рост цен удавалось постепенно снижать монетарными методами. Как только в дело вмешались «посторонние» факторы – рост цен на сельскохозяйственное сырье, выяснилось, что реагировать на ситуацию адекватно у властей не получается, и единственный инструмент под рукой – административный ресурс.

Словом, неприятных тем для обсуждения у правительства уже хватает, и в ближайшем будущем может стать еще больше. А выставлять негатив на всеобщее обозрение – дело довольно рискованное.

ДА

В числе нобелевских лауреатов по экономике – выходец из России

НЕТ

Промышленность тормозит все сильнее

Журнал «Финанс.» №40 (226) 22 октября — 28 октября 2007 — Капитал