Пенсионным деньгам стало тесно

Доходность от размещения резервов, покрывающих обязательства в рамках дополнительного пенсионного обеспечения, у многих фондов оказалась сопоставима с уровнем инфляции (речь идет о тех НПФ, которые представили данные для рейтинга). Это, конечно, не 20–25% годовых, которые можно было наблюдать по итогам 2006-го, но вполне приемлемый показатель с учетом общей ситуации на финансовых рынках. Вопрос в том, смогут ли негосударственные фонды удержать планку.

По состоянию на конец прошлого года пенсионные резервы многих НПФ в значительной мере покрывались акциями и корпоративными облигациями. В портфелях некоторых из них доля этих активов превышала 60%. «Ф.» не оценивает промежуточные результаты пенсионных фондов, но, вероятно, серьезное падение котировок на российских площадках в начале года заставило понервничать их менеджеров. Впрочем, «рулят» портфелями не они, а специалисты управляющих компаний. Именно через них ведется инвестирование на фондовом рынке. Они же, кстати, занимаются размещением средств, поступающих в НПФ в рамках обязательного пенсионного страхования.

Еще год-два назад представители УК жаловались, что руководство негосударственных фондов при заключении договоров доверительного управления настаивает на гарантиях доходности, причем выставляет довольно высокую планку. Управляющие хотя и роптали, но соглашались на жесткие условия – растущий тренд позволял рассчитывать на значительное превышение ориентиров, а высокие объемы переданных средств обеспечивали приличную выручку. Сегодня, по словам участников рынка, практика гарантирования теряет актуальность. Но по итогам прошлого года еще заметно ее влияние.

Финансовый результат взаимодействия УК с НПФ зачастую выше, нежели в отношениях с ПФР, который доверяет им в управление средства пенсионных накоплений по заявлениям граждан. УК «Агана» в 2007-м показала доходность по накоплениям, переданным из ПФР, на уровне 9,2%, обогнав по этому показателю всех конкурентов. Тем временем доходность от размещения пенсионных резервов Московского городского НПФ составила 17,3%. Такие же цифры, но уже по накоплениям, отразил в своей отчетности Торгово-промышленный НПФ. Планку в 10% преодолели пять фондов из представленных в таблице. Конечно, можно пенять на некоторые различия в методике расчета показателя, но разница все равно остается заметной. Возможно, кроме особых требований, которые предъявляют НПФ к УК, сказался и дополнительный элемент диверсификации – негосударственные фонды обычно сотрудничают сразу с несколькими управляющими компаниями, у каждой из которых своя стратегия.

А1. «Ф.» уже писал о том, какими результатами «отличились» УК в первом квартале, работая со средствами, переданными из ПФР, – подавляющее их большинство ушло в минус. Между тем требования к составу и структуре активов, в которые инвестируются пенсионные накопления, едины вне зависимости от того, достались ли они управляющей компании от НПФ или ПФР. А требования эти довольно жесткие. «Результаты управления пенсионными средствами в первом квартале выявили острую необходимость внесения изменений в законодательство, расширения списка финансовых инструментов, доступных для средств пенсионных накоплений, – уверен первый заместитель генерального директора по инвестициям УК Росбанка Денис Пахомов. – В условиях падения фондового рынка управляющие несли потери в немалой степени из-за невозможности оперативно сократить позиции в акциях ввиду отсутствия ликвидности. При этом мы не могли вкладывать пенсионные накопления, скажем, в «Норильский никель» или «Газпром» – высоколиквидные бумаги, которые, тем не менее, не входят в котировальный список А1». Денис Пахомов напоминает, что одной из самых перспективных идей первого квартала было инвестирование в акции металлургических компаний, но этот сектор вообще не представлен бумагами, доступными для вложения «пенсионных» денег.

Как полагают некоторые эксперты, во многом проблемы связаны с тем, что российская нормативная база ориентируется на западную практику, а там критериям для попадания в высшие котировальные списки удовлетворяет куда больше эмитентов. Вице-президент «Газфонда» Дмитрий Коншин также полагает, что нормативы нуждаются в изменениях. «Тут важно соблюсти баланс между доходностью и надежностью. Даже перечень активов можно не расширять. Сделать, например, бумаги второго эшелона более доступными», – говорит он.

1000 на 1000. Тема работы НПФ с пенсионными накоплениями между тем становится все более актуальной. В этом году власть обрадовала будущих пенсионеров законом о дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений. В народе он уже получил название «программа 1000 на 1000». Согласно ей государство обязуется в течение 10 лет помогать гражданам в формировании пенсионных накоплений. Правда, объемы софинансирования в расчете на одного человека не очень велики. Россиянам, согласным на добровольные пенсионные отчисления, государство будет доплачивать суммы, равные их взносам, но не более 12 тыс. рублей в год. По мнению участников рынка, такое предложение подстегнет будущих пенсионеров к пополнению своих счетов. Гендиректор фонда «Гефест» Ирина Масюк отмечает: «Только информация о возможном принятии «программы 1000 на 1000» ускорила переход застрахованных лиц из государственной системы в частную, по известным мне оценкам, в пять раз». Что же касается официальных данных, то за год совокупный объем пенсионных накоплений, переданных в российские НПФ, увеличился более чем в полтора раза, к концу марта он достиг 42 млрд рублей. Теперь можно ожидать потока помощнее.

И управляющие компании его ожидают, но не сложа руки, а стараясь обрести контроль над негосударственными фондами. С их помощью они надеются расширить собственную розничную линейку и получить в управление значительные активы, которые в сумме могут оказаться значительно больше, чем сегодня сосредоточено, например, в открытых ПИФах. Недавно группа «Универ» обрела контроль над НПФ «Урал АИЛ». ИГ «Русские фонды» обсуждала включение в ее состав фонда «Санкт-Петербург», а «Алор» получил в управление средства «Промагрофонда». В состав многих крупных инвестиционных холдингов уже входят НПФ, которые активно готовятся к выходу «в массы». «Очевидно, что фонды, имеющие ресурсы для разъяснительной и рекламной деятельности, обладающие серьезными филиальными и агентскими сетями и имеющие за спиной корпоративных клиентов из числа крупнейших работодателей, скорее всего, выиграют от системы софинансирования больше прочих», – считает руководитель «Большого пенсионного фонда» Алексей Гончаров.

VIP-ВЗГЛЯД: Вы верите в негосударственные пенфонды?

Юрий Грымов, режиссер: – Нет, конечно. В нашей стране накоплен богатейший опыт исчезновений руководства различных банков и пирамид со средствами вкладчиков. И естественно, что НПФ рассматриваются народом как финансовые пирамиды. Да и не многие сейчас доживают до этого возраста. Поэтому лучше надеяться на свои собственные силы, а не на мифическую пенсию в будущем.

Елена Воробей, артистка: – А что это такое? Я верю, что у нас в стране есть крупные предприниматели, которые могут помочь обеспечить достойную старость. Наверняка они могли бы создать какой-то пенсионный фонд, дотирующий пенсии. Думаю, у нас умное правительство и оно найдет достойную мотивацию для представителей бизнеса, чтобы они решились на этот шаг.

Павел Майков, актер: – Нет, я не верю ни в государственное, ни тем более в негосударственное обеспечение. Загнанных лошадей, как известно, пристреливают. Поэтому я вообще не уверен, что у моего поколения будет пенсия. А то, что нас сейчас загоняют в НПФ, то это вообще ужас. Их же само государство создает, а с ним играть бесполезно – у него все карты крапленые.

Лолита Милявская, певица: – Я верю в себя, в собственные силы. Пока я пашу как лошадь, у меня будут средства. И думаю, что работать буду всегда, так как на пенсию ни сейчас, ни потом не проживешь.

Ирина Чащина, заслуженный мастер спорта по художественной гимнастике: – Не знаю, я об этом вообще пока не задумывалась и средства в какие-либо фонды не вкладываю. Сегодня для меня главное стабильность, работа и, конечно, заработок. Сейчас я занята в различных проектах и, если там у меня будет достаточный доход, то, может быть, что-то и отложу себе на пенсию.

Иосиф Пригожин, продюсер: – Трудно сказать. После всех дефолтов и банковских потерь я, пожалуй, уже никому не верю. Тем более негосударственным учреждениям. В государственных есть хоть минимальная надежда, что власть все контролирует. Я много средств потерял в различных банках, а теперь еще и на акциях, поэтому решил: управлять своими деньгами буду сам, без чьей-либо помощи. И, наверное, до тех пор, пока в стране не будет стабильности, не будет развито нормальное страхование рисков, мало кто будет доверять частным структурам.

Журнал «Финанс.» №23 (258) 16 июня — 22 июня 2008 — Инвестиции
Ксения Леонова, Женни Лубенец